Общество

Самым неприглядным образом…

«На Руси, слава Богу, дураков на 100 лет припасено» (Егерь Кузьмич)

В первых числах декабря астраханские рэперы Anakondaz выпустили новый альбом. Это событие, скорее всего, осталось бы незаметным для широких слоёв населения, если бы на творчество соседей не обратил внимание директор музея-заповедника «Сталинградская битва» Алексей Дементьев. На обложке альбома он увидел искажённое изображение монумента «Родина – мать зовёт» и всё заверте…

Рыцарь в сверкающих доспехах

Директором музея-заповедника Алексей Дементьев стал после скоропостижного ухода из жизни Алексея Васина. 5 сентября 2018 года вышел приказ о его назначении, в тот же день «Новости Волгограда» процитировали нового топ-менеджера: «Наверное, сейчас я действительно один из тех, кто знает всю его проблематику и работу музея-заповедника». Скромно и со вкусом.

Чем до этого назначения был известен господин Дементьев? Да ничем. Те же «Новости Волгограда» сообщают, что «ранее Дементьев занимал должность заместителя директора по организационно-правовой деятельности. До прихода в музей (декабрь 2010 г.) работал в комитете культуры и в комитете по делам молодёжи в администрации Волгограда. Является членом Волгоградского регионального отделения Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество» (РВИО)». Интересно, что это единственные сведения о трудовом пути главного по Сталинградской битве. На сайте музея-заповедника биографии директора вы не найдёте. Зато там есть много чего другого интересного, имеющего прямое отношение к теме этой публикации.

Охальники

Альбом у Anakondaz получился действительно жёстким. Каждая композиция по нынешним временам может восприниматься если не как манифест, то уж точно как хождение по тонкому льду взаимоотношений с властью. Тем удивительней, что у власти-то претензий к текстам астраханских пацанчиков не возникло. Зато дикое возбуждение вызвала обложка пластинки, проиллюстрированная коллажем, на котором Родину-мать скрестили со скелетом, работы неизвестного скульптора.

Я, откровенно говоря, ожидал чего-то подобного и предполагал, что в очередной раз профессионально психанёт депутат облдумы Сергей Булгаков. Но то ли пустопорожняя дуэль с политологом Орловым научила единоросса быть сдержаннее, то ли целебный палласовский пустырник показал свои седативные свойства – на творения рэперов ни Булгаков, ни в целом «Единая Россия» внимания не обратили. Не стали на этом циклиться ни осетинские казаки, ни местный мгерятник, ни растущее в геометрической прогрессии ветеранское сообщество.

Зарубился директор музея-заповедника.

Зарубился, правда, несколько своеобразно.

«От такой рубец!»

10 декабря в 12:28 ( с обновлением в 13:42) на сайте РИА НОВОСТИ появился такой комментарий господина директора: «Мы обратились в прокуратуру… Попросили проверку провести», — сообщил Дементьев».

В тот же день коллеги из V1 опубликовали реакцию Алексея Дементьева в более развёрнутом виде. Время публикации 17:12.

Позволю себе процитировать директора музея-заповедника «Сталинградская битва».

— Скажу сразу, что я по этому вопросу не подавал заявления в прокуратуру, — рассказал корреспонденту V1.RU директор музея-заповедника «Сталинградская битва» Алексей Дементьев. — Юридически это невозможно, потому что если имеет место осквернение мемориала, то пострадавшие — это неограниченный круг лиц. В данном случае не требуется подачи заявления в правоохранительные органы. Они сами дают оценку подобным вещам и уже дальше решают, возбуждать административное или уголовное производство или нет.

Интересно получается, правда? То ли обращался, то ли нет. Впрочем, это не первое противоречие, с которым нам предстоит столкнуться. Но вернёмся к Дементьеву и чудовищному поруганию монумента, входящему в число семи чудес России.

Как только появились первые, ещё «доинфарктные» реплики Дементьева, осуждающие коллаж, я предположил, что в большей и главной степени не столько о морально-этической, сколько, извините, о меркантильной стороне вопроса говорил он. И оказалось, что мои ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ, пожалуй, имеют право на жизнь, поскольку в следующих публикациях чувак прямым текстом заговорил об авторских правах.

— Что касается авторских прав, то с этим вопросом к нам коллектив не обращался, и разрешение на использование «Родины-матери» мы бы всё равно не дали. Потому что одно из условий использования её изображения, прописанное в договорах, — никоим образом не допускается графическое, смысловое и любое иное её искажение. Чтобы не было никакого уничижительного смысла. Поэтому если бы к нам обратились, мы бы никогда не согласовали подобный вариант.

Сложность заключается в том, что это не вопрос использования товарного знака, а его искажения. Какой смысл обсуждать законность использования изображения, когда оно было искажено, — говорит директор «Сталинградской битвы». — На мой взгляд, это осквернение мемориала и символа Победы. То, как он изображён. Его умышленно перерисовали, извратили весь смысл и в очень неблаговидном свете показали. 

Понятно, о чём речь? Мне кажется – впрочем, возможно, ошибочно, что это похоже на формулу: «и не то, чтобы да, и не то, чтобы нет».

И вот почему.

Это с официального сайта музея-заповедника. Здорово, правда?

Внимательно читаю перечень объектов, изображение которых при наличии договора можно использовать в рекламных целях за плату, и перед глазами встают, например, оплаченные из избирательного фонда газеты кандидата на пост губернатора Волгоградской области Бочарова А.И. «Легко не будет», помните? Или апрельский выпуск «Горвестей», который многотысячным бесплатным тиражом поведал волгоградцам, а также – внезапно – жителям области о «пятилетии перемен». В обоих случаях изображение скульптуры «Родина-мать зовёт!» использовалось совершенно беззастенчиво. Я тактично не буду приводить примеры более мелкого масштаба, когда кандидаты в депутаты разного уровня дум, в опять же официально оплаченных агитационных материалах использовали и Родину-мать, и скульптуру «Стоять насмерть», и изображение музея-панорамы. Они это оплачивали? Если да, то исходя из какой тарифной сетки. Я не спрашиваю, сколько средств от использования «товарных знаков» поступило в бюджет региона, поскольку правообладатель имеет федеральное подчинение.

Радетель за сердечное здоровье волгоградцев Дементьев может возразить: дескать, никаких проблем – там не было «искажений образа». Ну хорошо. Нате вам искажения.

И ты к Мамаеву кургану придёшь…

Как вам? Не коробит? Почему от этого дикого кича и откровенной похабщины не мутит директора музея-заповедника «Сталинградская битва»? Почему он не возвысит свой голос с требованием прекратить вакханалию размещения светлого образа, дорогого каждому россиянину?

Может быть потому, что часть фотографий, которые здесь представлены, сделаны на Мамаевом кургане в сувенирных лавках, стоящих прямо на территории мемориального комплекса? Может потому, что некоторые фотографии сделаны в самом музее-заповеднике? Может потому, что за всё это уродливое безумие было предварительно заплачено?

Посчитать, какая сумма крутится вокруг сувенирной продукции с изображением монументов, скульптур и прочих объектов культурного наследия, закреплённых за музеем-заповедником, не представляется возможным. И потому, что, как нам рассказывают, все собранные от реализации средства находятся в орбите федерального учреждения, не подконтрольного местному бюджету. Но ещё и потому, что на сувенирку, реализуемую на Мамаевом кургане, например, не дают чеков. Из трёх купленных нами «сувениров» чек удалось получить только в одном случае, когда журналист расплатился картой. Передача наличных, а это 400 рублей за уродливую копию монумента, 300 рублей за пивную кружку и 250 рублей за открывашку для бутылок с изображением Родины-матери, чеком не сопровождалась.

Открывашка для бутылок и пивная кружка… Это ли не осквернение мемориала и символа Победы — а, гражданин Дементьев? Да по сравнению с этим скотством обложка рэп-альбома является вершиной трепетного отношения к символу нашего города и страны в целом.

Алексей, ещё раз послушайте Anakondaz, а потом подойдите к зеркалу и внимательно посмотрите: у вас бревно в глазу. Или, если оплачено, пусть будет?

И вместо эпилога…

Дмитрий Бессонов

 

 

Tags
Close
Close