Общество

Будем жить

Прошло 9 дней, как от нас ушёл Владислав Иванович Мамонтов.

Коллегами о нём сказано много и – дело тут  вовсе не в печальном поводе – исключительно справедливо. Половину экспонатов в Волгоградском областном краеведческом музее он с учениками извлёк из нашей священной земли собственноручно. В голове укладывается не вполне, но это чистая правда.

А вот и ещё одна дата.

5 лет, 7 месяцев и 10 дней, как к нам пришёл Андрей Иванович Бочаров. Сравнивать эти фигуры нет ни возможности, ни необходимости.

Но не станем и замалчивать факты: руководителем за это время Бочаров в полной мере так и не стал.

Доказательства ниже.

Логика креслочеловечеков

Уход любой личности всегда объясним. Все мы стареем, болеем и вообще не вечен никто. Хотя иные и ведут себя так, словно никогда не настанет завтра, не говоря уж о Страшном суде.

Но в случае с людьми великими особенно остро чувствуются каждый потерянный месяц, день, даже час. Непоставленный спектакль, непрочитанная лекция, несказанные слова… Беда и позор региона федерального значения последних лет: пользуясь временным должностным ресурсом, мелкие людишки получили силу отбирать драгоценные дни у больших современников. Так было с Отаром Ивановичем Джангишерашвили, организованная травля которого точно отняла несколько месяцев жизни и у Мастера, и у его зрителей.

Ровно та же история повторилась с Владиславом Ивановичем Мамонтовым.

Кто знает, насколько ускорило развитие смертельной болезни мерзопакостное отношение руководства? Месяц мы потеряли или год?

Он работал археологом 53 года. Пока некомпетентный чиновник не решил, что несколько тысяч рублей в месяц — это излишние траты для некогда славного вуза. История с сокращением живой ещё легенды ВГСПУ, которому даже не пожали руку перед отставкой, это эталон цинизма, некомпетентности и самодурства.

Последние полтора десятка лет Мамонтов занимался археологической лабораторией ВГ(С)ПУ за 1/10 ставки. Согласно майским указам, профессорская зарплата в Волгограде должна составлять 60 тысяч рублей. Фонд оплаты труда, который сэкономил Коротков столь кощунственным образом, вы в состоянии посчитать.

Дичь?

Не исключаем, впрочем, что Коротков избывал свои комплексы мелкого институтского «хозяйственника», робевшего перед настоящими людьми науки. А Владислав Иванович ведь не только обладал феноменальным интеллектом, но и не отказывал себе в праве говорить то, что думает. По нынешним временам в Волгограде – это роскошь, доступная немногим.

В пользу именно версии о комплексах Короткова говорит то, что сократил он в последнее время много профессуры. На смену большим людям приходят иные, которые даже на фоне Короткова не выпячиваются.

Невыученные уроки

Кто-то возразит: мол, зачем так-то уж, вряд ли человек желал зла пожилому профессору и вообще. А мы и не утверждаем, мы только рассуждаем. Но если такое скотство делается без умысла, то в некотором смысле это ещё хуже. Как человек такого уровня вообще стал ректором?

Коротков закончил ВГПУ в 90-е. Факультет инженерно-педагогический, проще говоря, он трудовик. Теперь-то, конечно, не только. Теперь он доктор педагогических наук. Тема диссертации важная (наверное): «Теоретико-методическая система подготовки учащихся к обучению в компьютерной среде». Рекомендую запомнить.

Постепенно Коротков дослужился до проректора, а в 2012-м губернатор Боженов сделал его министром образования.

«Некомпетентный чиновник», как мы назвали Короткова в начале текста, это оценка не наша, а Александра Ивановича Блошкина.

Того самого, что сейчас занимает все 38 мест в областной думе, а раньше был официальным повелителем внутренней политики. Курировал и образование. В ноябре 2015 года Коротков был отправлен в отставку, и Блошкин без обиняков объяснил: «Были большие вопросы», причем их было «очень много». Даже так: «По образованию не исполнялись очень многие задачи». Тогда, растолковал Блошкин, партия (!) «Единая Россия» (!!) донесла эту информацию до губернатора, и «было принято решение».

Вскоре оказалось, что решение любопытное. Ну или донесла партия что-то не то. Не справившегося чиновника отрядили командовать родным вузом, а ещё, внимание, ввели в состав областного избиркома. Последнее особенно пикантно, если знать, что к моменту его увольнения комитет образования и науки инициировал несколько закупок, вызывавших юридические вопросы со стороны контролирующих структур. Сомнение пробудили не суммы (а речь в общей сложности идёт о нескольких миллионах рублей) или процедуры, а целевой характер тендеров. Согласно контрактов, оплата по ряду конкурсов проведена за счёт средств бюджета области, полученных в виде субвенций из федерального бюджета на осуществление переданных полномочий РФ в сфере образования. Читаем седьмую статью 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» и размышляем. Доказана нецелёвка не была. Так что упрекнуть никого ни в чём не можем. Но заметим, что речь шла о приобретении расходных материалов и компьютерной (помните тему диссертации?) техники. Пару конкурсов комитет объявлял еще при Короткове, а контракт подписывали уже после отставки. Документы доступны.

Кстати, почему ВГСПУ вынужден экономить на профессорах? Точнее, кто так наруководился? И каким образом в единственном на много регионов вузе такого профиля сократили чуть ли не половину специальностей? Да таким же, каким был провал создания гуманитарного опорного вуза. Коротков, будучи ещё чиновником, мечтал о таком, согласившись ради этого на присоединение alma-mater к Волгоградскому госуниверситету. Но делал всё так неуклюже, что в итоге вмешалось Правительство России и отменило авантюру.

После всего этого Коротков не просто ректор, а ещё и председатель совета ректоров Волгоградской области!

Кстати, совсем скоро в ВГСПУ выборы ректора. Голосует преподавательский состав. Привыкший уже. Будут продлевать?

Это всё печально, но суетно.

И вот вам прогноз на будущее: Мамонтова в педе и Волгограде вообще будут помнить ещё десятки лет. Как минимум. Больше скажу – когда-нибудь в Волгограде будет улица имени Владислава Ивановича Мамонтова. И улица имени Отара Ивановича Джангишерашвили тоже будет. А вот Короткова (и всех таких же) сотрут из мемориз на следующий день после увольнения.

Впрочем, если бы он ушёл бы в добровольную отставку сразу после похорон Легенды, возможно, заслужил бы пары слов уважения и задержался бы в сознании на пару недель. Но он на такое не способен. Иначе не был бы востребован командой «Движения вперёд». Люди с понятиями о чести там не приживаются.

Так что получается? Остальные вымрут? Не нужны на земле нашей «мамонты», нужны только мыши и крысы? Нет. Это Сталинград. Наши деды Паулюса с Манштейном пережили, а, значит, и нам вся статья сдюжить времена «совершенно понятных». Они не вечные.

Владислав Иванович был очень жизнелюбивым. И всех вокруг заражал оптимизмом. Даже когда было трудно и больно.

Будем равняться.

Редакция Oblvesti.ru

Tags
Close
Close