Без рубрикиВластьНовостиРегионы

Палата номер 6: отделение «Ухо-горло-нос»

Ответить на этот фундаментальный вопрос нам бы очень помог отчёт о работе предыдущего, формально, ещё действующего коллектива. Мог бы, только не поможет.

Дело в том, что даже зайдя на официальный сайт ОПы, вы не найдёте этого документа. Законы, положения, доклады о состоянии гражданского общества – найдёте. Отыщете даже регламент и Кодекс этики. Но только не отчёт за годы, прошедшие с той памятной даты, когда внутренний вице-губернатор Блошкин при появлении губернатора Бочарова скомандовал тогда ещё новому созыву Общественной палаты Волгоградской области: «Встать!».

Между тем, статья 9 Регламента ОП, описывающая полномочия её Председателя, прямо говорит о том, что Председатель «представляет доклад о деятельности Палаты для обсуждения и утверждения на пленарном заседании Палаты».

Я опросил пять членов Общественной палаты из тех, кто не переходит на другую сторону дороги при моём приближении, и никто из них не припомнил ни такого доклада, ни чего-то близко похожего на то, что практиковалось при прежнем, «добочаровском» руководстве.

Если же попытаться кратко описать функционал палаты 5-го созыва, то наиболее точным будет определение «Клуб по интересам». По интересам Андрея Ивановича Бочарова.

Ведь за всю историю Общественной палаты Волгоградской области, более сервильного — я бы даже сказал, лакейского — состава и представить невозможно.

Суть его деятельности определила та самая, вошедшая в историю фраза Блошкина «Встать, когда войдет Андрей Иванович». Так, коротко и предельно ясно, был сформулирован план работы этого коллектива на ближайшие три года. Послушно встав в сентябре 2015 года, все остальное время до предстоящего роспуска палата тихо лежала в кладовке между швабрами, тряпками и Облсовпрофом.

Вехи

Однако же нельзя сказать, что 5 созыв не запомнился совсем ничем. По крайней мере, три жирных мазка в картину нового общественно-политического устройства региона были внесены кистями ОПы.

Принятие социального кодекса. На тот момент, это было действительно уникальное в своём роде действо, ставшее первым камушком, потащившим за собой горный обвал коллективных обращений граждан\ветеранов\молодёжи к губернатору с просьбой существенно ухудшить условия жизни малоимущих и зажатых в рамки социальных льгот земляков. Чуть позже этой практикой воспользовалась гордума, когда от имени волгоградцев взмолилась о повышении тарифов на услуги ЖКХ. Но ОПа исполнила дебют, и забывать об этом нельзя.

— Открытые слушания по проблемам культуры. Мероприятие, которое планировалось сделать Голгофой для Нового Экспериментального Театра, нечаянно превратилось в двухчасовой бенефис губернатора Бочарова.  Общественник Вязьмин, исполнявший на заседании роль модератора, с поразительной прямотой восхитившись речью Первого, предложил переложить её на бумагу и выпустить в виде статьи. Возражений не прозвучало. Ободрённый губернатор высказал революционную идею о создании «Концепции развития культуры». Этот интеллектуальный рывок был встречен овациями — даром, что такой документ уже давно существует и половина присутствующих, в том числе, мсье Вязьмин, лично участвовали в его созидании.

О том, в какой стадии находится нео-концепция, на момент написания материала информации не имелось.

— Челобитная губернатору о переводе стрелок. Этот вопрос требует пояснения для жителей неволгоградских территорий, читающих Oblvesti.ru. Дело в том, что кто бы ни грел кресло повелителя нашей области, в момент, когда к этому креслу с тыла подбирался жареный петух, обладатель областного трона всегда включал один из двух «планов Б».

Первый: переименование города Волгограда в Сталинград \Царицын.

Второй: перевод стрелок с московского на волгоградское (+1 час) время.

Накануне выборов Президента птица — гриль прилетела в администрацию Бочарова.

Убитые заводы, угробленные малый и средний бизнес, масштабное оконцешивание окружающей действительности с очевидным ущербом для кошельков плебса, привели к тому, что даже самые лояльные из десятков соцопросов показали: народ на выборы забьёт. То есть, не будет ни явки, ни, в итоге, алчущей свежей волгоградской кровушки пиявки.

Так, первый из Б-планов был разморожен по-взрослому. Устами руководителя ОПы Татьяны Гензе. С её – и типа, всей палаты – подачи родился рефрендум о переводе стрелок.

Под авантюру списали 70 миллионов бюджетных рублей, результаты впопыхах сляпали на коленке, в итоге получили не только искомую явку, но и +1 к московскому времени час. Теперь всё чаще будем наблюдать, как Андрей Иванович, опаздывая в аэропорт, мчит в сопровождении кортежа (конвой логичней был бы, нет?) по встречке шоссе Авиаторов.   

«Никто не может этого отрицать»

Я три дня ковырялся в пресс-релизах и бродил по их сайту, но ничего, более чем вышеописанные приключения, о деятельности бочаровской ОПы я сказать не могу.

Не приводить же в пример, в самом деле, клоунаду с некими общественными наблюдателями на выборах и регулярные поздравления друг дружки с днями рождения?

Впрочем, хозяин Общественной палаты Волгоградской области А.И. Бочаров увидел работу вверенного ему коллектива в резко ином свете. Вот, что он сказал, прощаясь с пятым созывом:

«Вместе с Общественной палатой мы смогли обсуждать открыто самые сложные и острые вопросы, в том числе, и неудобные, нелегкие для власти, – отметил губернатор. – Однако общественники всегда действовали в интересах жителей. На площадке палаты эти вопросы выносили, обсуждались, по ним принимались важные решения, и это была большая ответственность. Сегодня Общественная палата занимает важное и значимое место в общественно-политической системе региона. Никто не может этого отрицать».

Ну, про «никто» Иваныч погорячился, как обычно, выдав желаемое за «если делать хорошо».

С кем он там «неудобные» вопросы обсуждал, когда «нелегкие и сложные темы» растележивал – не знаю, история умалчивает.

А второй части истории про Палату № 6 мы с вами рассмотрим персональные дела тех, кому в ближайшие три года предстоит рядиться в тогу профессиональных общественников. 

Дмитрий Бессонов

Продолжение следует

Close
Close