ВластьНовостиРегионы

Алюминиевый шлагбаум

Это только на первый взгляд постановка вопроса отдает фантастикой. «Разводки» — это же, как раз, олигархический инструмент, разве нет?! Везде – да. Но в жизни «региона федерального значения» случается и не такое. Особенно, когда «разводка» олигарха не дает этому региону ровным счетом ничего. И даже хуже.

Вообще, история с тем, как «давно закрытый завод», ударившись оземь, оборотился аж «технологической долиной сродни Силиконовой» — наглядный  пример поистине уникального, Бочаровского метода работы.

Как это делается в Волгограде

Впервые о проблеме почти не работающего алюминиевого завода олигарха Дерипаски губернатор вспомнил осенью 2014-го. Выборы, на которых Бочаров получил сколько хотел процентов и провел в областную Думу каких хотел депутатов, остались позади, а вот главное предвыборное обещание рассыпалось. Нет, не «легко не будет» — это Андрей Иванович выполняет с точностью швейцарского хронометра.

Но вот «Химпром» сразу после единого дня голосования «спасать» резко перестали. Начали говорить о соблюдении прав увольняемых и о том, что федеральный центр когда-нибудь даст на экологическую зачистку территории не то 10, не то 50 миллиардов. Пока не дают. И, глядя на эффективность нынешних региональных «менжеров», вряд ли дадут. Это так, к слову.

Вернемся к алюминиевой эпопее. На одном из совещаний осенью 14-го само первое лицо области изрекло: «ну не мы сократили вот промышленность там, абсолютно, тот же вот наш алюминиевый не мы закрыли».

Той же осенью-2014 кто-то неглупый в окружении новоизбранного облначальника (говорят, раньше такие водились) смекнул, что кивать на огрехи прошлых губеров, разгуливая по их же граблям – контрпродуктивно. Так же, как и раздача космических масштабов обещаний, вроде тех, что о ста миллиардах для Тракторного завода, который с молчаливого согласия «команды движения вперед» скатился к агрегатному состоянию «этого земельного участка». Надо было выйти из порочного круга.

«Слушайте-послушайте, чего делать-то будем?», — примерно так озадачил соратников Андрей Иванович. В те времена вице-губернатором работал Игорь Стефаненко — человек, чрезвычайно подкованный в вопросах, касающихся разного рода энергетики. Он-то и выдвинул натурально революционную инициативу: «А не замутить ли нам особый тариф по электричеству,а? Мы ж не Талдыкурган какой! Мы ж регион федерального значения! Испросим у Москвы «добро», наберем всяких страшных согласований… Не, ну а чо, вдруг прокатит?».

Темка Бочарову понравилась. Губернатор успел где-то услышать, что вместе с ГЭС область наша энергоизбыточна. «Надо самим продавать энергию всем тут на местах по тарифам, что сами установим, а на общий рынок – только излишки. Вот тогда и заживем», — осенило губернатора. Он заговорил об этом всерьез и вслух, даже назвал «единственным приемлемым решением по поддержке нашей с вами промышленности».

Уже потом знающие люди говорили, что в тарифную магию на время Бочаров действительно поверил. От дерзости замысла захватывало дух. Москва разрешит области самим снижать или поднимать тарифы! Какие предприятия захотим — озолотим, какие хотим – задушим.

Однако этот высоковольтный сепаратизм федеральный кабмин зарубил, но отдельно про алюминьку обещал разобраться. «Брянские перцы» рассудили трезво. Прикинули, что на все терочки-перетерочки уйдет года два – не меньше. А это же прекрасно! 2 года можно морщить брови, кривить губы, художественно пыхтеть, приговаривая о внимании центра к региону и особом статусе, а там или ишак или падишах…

Но случилось страшное. «РУСАЛ» взял и усилиями менеджмента волгоградского завода пробил развитие на промплощадке вторичных, небольших по трудозатратам, но выгодным по всевозможной ебитде (читатель, это не ругачка, погугли значение термина EBITDA самостоятельно, пожалуйста) производствам.

Новые производства стали развиваться, расти, а вот так называемый «сырец» (первичный алюминий) на него все возили и возили из Сибири. Хотя до конца 2013 года, напомним, его делали в Волгограде. Тут-то уже сами алюминщики активизировались, стали посылать в город-герой топ-персон, спрашивать, мол, как там с тарифами?

Спрашивали у Бочарова, поскольку Стефаненко к тому времени был почему-то уволен. Четкого ответа как-то не находилось и Андрей Иванович творчески домыслил технологический процесс. «Есть-есть договоренности, вот-вот утвердим», — заявил он. «РУСАЛ» вновь поверил и продолжил очень недешевые пусконаладочные работы.

Нет, разумеется, какие-то договоренности о чем-то где-то обсуждались. В частности, Бочаров и его заместитель Беков многократно бывали в Москве на разного рода межотраслевых переговорах. Не последнюю роль в них играл и крайне интересный персонаж по имени Максим Русаков, известный как «серый кардинал» НП «Совет рынка» (это такая организация, где крупные покупатели и поставщики электроэнергии договариваются между собой о правилах, по которым потом госструктуры утверждают тарифы).

Но в апреле текущего года тот самый Русаков вынужден был уйти со всех своих постов, попавшись… на лоббировании интересов «РУСАЛа». Совпадение?

Впрочем, к тому моменту, когда все эти хитросплетения вскрылись, Бочаров уже успел сделать новое заявление о том, что договоренности опять достигнуты, а областная Дума — принять решение об очень крупных налоговых льготах для «Русгидро» (компании, которая владеет Волжской ГЭС).

Именно за этот счет гении из АВО и планировали снизить тариф для завода. Мол, ГЭС же в советское время для того и строили, себестоимость выработки копеечная (буквально), так что нечего, пусть разрешат не как всем, а по дисконту. Что им — жалко? Казавшаяся самим стратегам железобетонной, логика бочаровских экономистов треснула, как лед весной. Льготы были получены, а тарифы остались прежними.

Кто кого «развел»?

«Стороны договорились о всестороннем взаимодействии и координации усилий, направленных на развитие экономического потенциала региона, его инвестиционной привлекательности и повышение уровня занятости населения». Этот фантастический набор слов, больше похожих на заклинание защиты от экономических напастей (Хогвартс, 3 класс, 2 четверть), содержится в меморандуме о сотрудничестве между администрацией области, «РУСАЛом» и «РусГидро».

«РусГидро» подтвердила «готовность рассмотреть вопрос» о заключении с РУСАЛом свободного двустороннего договора купли-продажи электроэнергии для Волгоградского алюминиевого завода (ВгАЗ) с предоставлением скидки.

«Готовность рассмотреть вопрос» — правда красиво? Но вот гендиректор «РусГидро» Николай Шульгинов добавил: «меморандум не является юридически обязывающим документом в отличие от инвестиционного соглашения и коммерческого договора, которые в настоящее время дорабатываются, и мы планируем их заключить в апреле текущего года». В апреле, напомним, был уволен многоликий лоббист Русаков.

Но «РУСАЛ» уже слишком много вложил. И речь не только о деньгах/технологиях. О репутации, прежде всего. Ведь о возобновлении старого и закладке новых производств успел заявить гендиректор компании Соловьев. «Базовый элемент» это вам не администрация Волгоградской области. Там люди за свои слова привыкли отвечать. Поэтому пути назад уже не было.

24 мая Дерипаска в присутствии Бочарова что-то подписал. Очевидцы говорят, что олигарх был отстраненно холоден с Андреем Ивановичем. Ценность этого документа подчеркивалась тем, что на подписание не приехали представители Минэнерго, а от Минпромторга приехал какой-то помощник начальника секретариата одного из заместителей.

Между тем, на мероприятии прозвучали совершенно удивительные заявления о создании на базе завода технологической  долины.

Цитируем релиз «РУСАЛа»: «Концепция проекта Волгоградской технологической долины – создание новых перерабатывающих производств в непосредственной близости от производителя первичного алюминия с возможностью прямых поставок жидкого металла. Аналогичную концепцию также планируется  реализовать с участием РУСАЛа в Хакасии и Красноярском крае.<…>Проводится также предварительная оценка  инвестиций в производство конечной продукции на территории долины. Волгоград, находясь в 1700 км от Санкт-Петербургского и в 700 км от Новороссийского портов с прямыми выходами к европейским рынкам и Персидскому заливу, удобно расположен для логистики производств, ориентированных на экспорт».

Между тем, энерготарифы так никто и не поменял. И менять, судя по всему, пока не собирается. Сравнительно малоубыточным пуск волгоградской алюминьки для Дерипаски может быть из-за роста мировых цен на продукцию. Да и то, как указано в первоисточнике, «проводится предварительная оценка инвестиций».

Глядишь, и до воплощения все-таки дойдет. Но, разумеется, когда у руля региона встанет человек, способный смотреть на мир трезво, а не через трубу мозаичного калейдоскопа. Способный, прежде всего, отвечать за свои слова.

А вот на вопрос о том, сколько налогов от «РусГидро» недополучит бюджет области в ближайшие годы, еще предстоит ответить.

P.S.

Рассказывают следующее. Когда машина, в которой находились Андрей Иванович Бочаров и Олег Владимирович Дерипаска, выезжала из нашего «суперсовеременного» аэропорта, ее по крыше ударил шлагбаум. Так себе знак. Хорошо, что никто не пострадал. Чем не плюсик к инвестпривлекательности?

Андрей Петровский

Close
Close