Закат Волгоградской области вручную

Сказочные успехи «движения вперед» на примере одного референдума
– Ну ты солнышку-то не указывай, – ворчливо заметил Кудыка, закрывая заслонку. – Пора ему там, не пора…
Дед крякнул и примолк. Потом заворчал снова, на этот раз тревожно, испуганно:
– Раньше-то, а? Лето – долгое, зима – мягкая… Весной как пригреет – смотришь: а лед по речке по Сволочи шорохом идет вовсю… А ныне вон уже и Вытекла по затонам подмерзать стала… Эх! Прогневалось на нас ясно солнышко…
– Это за что же? – спросил Кудыка.
– А не надо было греков пущать в государствие! Время мерят, часы ладят…
(Евгений Лукин, «Катали мы ваше солнце»)

И не поспоришь ведь – во всем виноваты греки. То есть варяги, которые и были теми самыми греками из эпиграфа. Ну вы помните – при них было движение назад. Потом пришли другие варяги, уже которые не греки. Так они сами утверждают, по крайней мере. И тут такое началось…

Сегодня мы отправимся по следам последних. Даже не станем заглядывать в хорошо знакомый постоянным читателям Внутреннего Волгограда большой, по-государственному обставленный кабинет. Там сейчас никого, временный хозяин помещения мотается, как ужаленный, по взятой в концессию подведомственной территории в преддверии визита Самого. Только белочка с Мамаева кургана увлеченно лузгает орешки, неосмотрительно забытые кем-то на столе для оперативных совещаний. Кажется, ей здесь нравится. Прижилась.

Январский вечер. Новое интерактивное здание в пойме бывшей реки. Выгородка, долженствующая изображать собой зал для конференций и прочих торжественных обрядов. Кажется, теперь и дня не бывает, чтобы новым «музеем» местному населению в глаза не ткнули лишний раз – смотрите, мол, чего у нас есть. Эй, кому сказали, смотреть! Пускай и в нашем повествовании будет, чего уж там.

Идет жаркая дискуссия. Правда, участники, даже находясь в натуральной ажитации, периодически поглядывают в сторону входа. То ли смущенно, то ли опасаясь, чтобы кто-нибудь ненужный не увидел. Беспокоиться, к счастью, не о чем. Охранник дежурит свой, проверенный. Мама с ребенком не проскочит, а уж эти создания – беда почище тех, кто сует нос не в свое дело без аккредитации.

За происходящим с первого ряда несколько рассеянно наблюдает мужчина с ежиком (или бобриком, не разберешь нынешнее парикмахерское искусство) седых волос. С отсутствующим видом ковыряется в телефоне. Его часто видят вот так на разных собраниях. Кто таков – бог весть, но раз охрана не прогоняет, значит, все в порядке. Наверное, блогер какой-то, с чьим присутствием все смирились. Но – тоже поглядывают: одобряет ли?

– Говорю вам, не трогайте стрелки! – Размахивал руками человек в цивильном костюме, зачем-то нацепивший на голову парик эпохи Реформации в Германии, отчаянно воняющий нафталином. – Тут всегда время такое было, еще до создания Москвы, так что нечего набрасывать. И потом, есть более важные задачи. Культура не до конца оптимизирована, ничего не оптимизировано, а это какие деньжищи надо будет угрохать? Каждую стрелочку перевести, по оценкам экспертов, стоит больших тыщ!

– Да не ори ты так, агитатор! Разошелся. В зеркало хоть на себя посмотри – еще б с виолончелью приперся сюда. Люди недовольны. Говорят, в три часа ночи летом уже светло, спать мешает. Ругаются разными словами. И темнеет рано, а у нас в темноте по городу передвигаться страшно, вдруг куда провалишься или споткнешься, лечись потом. Вдобавок ходит молодежь всякая толпами, ищет чего-то, а чего – непонятно, – парировала беленькая такая дама средних лет, тоже из облдумы.

– Так надо заниматься молодежью, чтобы не ходили. Вон, в кино пусть чешут. Слышал, сейчас хороший фильм показывают, «Движение вперед». Наверное, что-то про стратегическое развитие.

– Во-первых, «Движение вверх». Во-вторых, про баскетбол. Кстати, почему у нас никого нет от спортивной общественности? – вступил в разговор еще один участник собрания, бизнесмен-общественник. – Непорядок, надо набросить им, пусть выскажутся. Вроде как у них организм привык тренироваться в одно и то же время.

– Учтем. Хотя кого ты спросишь, Слава? Они уж свалили отсюда все, кто быстро бегает и далеко плавает, – грустно и с небольшим акцентом молвил другой депутат. – Странно, и чего это случилось? Так что отпадает. Не детей же спрашивать? И вообще, тебе-то это все зачем? Газет нынче и при свете дня никто не покупает, так что…

– Ну конечно, не покупает. А ларьки куда все подевались? Вон, на площади Советской был, нового образца же. Зачем снесли на той неделе?

– Да черт с ними, с ларьками! Вот культура другое дело. Мы сейчас такой фильм снимаем, вы офигеете, – снова встрял мужик в парике.

– Ишь ты, глядите, у нас кинозвезда новая появилась!

– Не отвлекаться! – окликнула председательствующая в этом (и не только) узком общественном кругу дама с тяжелым взглядом из-под толстых очков. – Больше жизни и по теме!

– Виноват, Татьяна Николаевна. Значит, что мы имеем? Железнодорожники, медики и географы считают, что надо жить по Москве. Люди умные, им виднее. И вообще – вон, в Саратове стрелки перевели, так теперь сами недовольны. Вот.

– Ну не верю, не верю! – Терпение у председательши лопнуло окончательно. – Третий час тут сидим, а вы одно и то же лепите. Громко только, вот это хорошо. Но надо отстаивать свою позицию. Чтоб толкнул ты речь, а все так восхитились, что тут же предложили книжкой отдельной издать. Ничего, вот назначат тех, кто будет «за» агитировать, попроще пойдет. А пока я вам для примера опытного человека пригласила. Юрий Федорыч, изобразите.

– Кхм… Да. Так вот, дорогие товарищи. В то время как Красные кхмеры…

Прошел час.

… поэтому нельзя забывать, что мы находимся в кольце врагов, которые только и точат зубы на стрелки наших часов. У меня все.

– Дорогой вы наш, спасибо! Вот, вот как надо! Никто ничего не понял, но все уверены, что необходимо идти и голосовать за время, потому что этого не хотят некие злобные силы.

– Ну так ить, понимаешь…

– Да-да, вы большой молодец. Значит, подвожу итоги репетиционного собрания группы тех, кто против.  Мы сами просили у Андрей Иваныча этот референдум. И мы не имеем права с поставленной задачей… нами поставленной, точнее, не справиться. Поэтому надо еще собираться. Пока – очень плохо.

Первым покинул собрание тот самый мужчина с ежиком и телефоном. Ни с кем не попрощавшись, только бормоча себе под нос что-то вроде «как вы мне все надоели».

Пойдем потихоньку и мы. Прогуляемся по ночному заснеженному городу, он в таком виде очень неплох, согласитесь. Только – в таком, но что поделаешь. Кстати, если не размениваться на какой-то там час и сразу объявить вечную ночь – будет самое оно. С солнцем только как договариваться? Ему ведь про движение вперед не расскажешь. Вручную закатывать, как у Лукина?

Сцены борьбы за референдум, конечно же, существуют только в воспаленном воображении автора. Но, раз уж и вы здесь оказались, то будем считать, что нам вместе это померещилось. А что в реальности?

Да в реальности, в общем, то же самое. Складывается впечатление, что референдум, о необходимости которого с таким пафосом распинались, не нужен не то, что населению, он не нужен и самим организаторам.

С одной стороны, вот тут бы и поаплодировать здравому смыслу. Это ведь не вопрос первостепенной важности. Первостепенной – что здесь будет после чемпионата мира по футболу. Как область собирается рассчитываться по адскому количеству кредитов. Как остановить бегство населения в более благополучные, а их много, регионы. Проблемы давно известны, сказано о них было, не только нами, бессчетное число  раз. С горечью, тоской, негодованием и всем прочим. Но зачем тогда затевались?

Затишка вокруг референдума, кстати, во многом схожа с такой же вокруг ЧМ-2018. Событие из футбольного мундиаля, о чем много раз говорилось, местные власти для местных же жителей сделать не сумели. Или не захотели. Не снизошли до того, чтобы заинтересовать, увлечь. Да хоть объяснить все, разложить по полочкам. Возможностей для этого – вся мощь подначальных медиа и надоевшая приблизительно всем молодежная группа поддержки в соцсетях. Когда надо (кому-то), все это начинает крутиться очень активно.

Разговоры теперь – в сети ли интернет, на улице ли – о том, что по самому центру в дни матчей можно будет передвигаться только пешком, а электротранспорт станет ходить частями – до площади Возрождения и от Бакинской. О том, что город так хорошо избавят от комаров и мошки, что потом всей экосистеме придет каюк. О том, наконец, что лучше вообще убраться на месяцок куда подальше, пока не утихнет.

А как же праздник? А как же событие, от которого Волгоград (в хорошем смысле) должен ходуном ходить? Обещанный фестиваль болельщиков не внушает оптимизма, будем честными. Нет, конечно же, все возможно. Может, что и проведете. Только вот все успеют заблаговременно попрятаться, не желая лишний раз портить себе жизнь. Что-то связанное с Великой Отечественной войной у вас получается, кто ж спорит. И то, нет-нет, да вылезет какой-нибудь плакат ко Дню Победы с немецким танком. В центре города-победителя.

Все будет в лучшем виде. Точка. И никто не рвется особо граждан переубеждать. Рассказывать, тормошить, что-то выдумывать эдакое, особенное. Дать почувствовать вкус праздника. Так, вяло отделываются заученными фразами с толикой пафоса. Живите, то есть, как хотите. Мы сами по себе, вы – сами по себе. Плакатов вам еще повесим про футбол и патриотизм – радуйтесь. Нет – езжайте на дачу.

Так и с референдумом. Инициаторы-организаторы в самом начале помелькали в СМИ, обойдясь обтекаемыми фразами вроде «ну вопрос серьезный, неоднозначный, вы понимаете же». Да на днях вот всплыли. Обнаружилась какая-то группа инициаторов, которые якобы против. Скоро обещают подогнать публике тех, кто за.

За два месяца до собственно референдума. Меньше даже. За прошедшее время можно было все уши людям прожужжать про него. Сделать, опять же, событием, раз уж оно такое для вас важное, а не просто повод повысить явку.

Конечно, проще пойти привычным путем и отправить бюджетников выбирать себе время по той же схеме, как они ходят на слушанья-послушанья. Это и дешевле, на рекламу тратиться не надо.

А время – что время? Вопрос на самом деле неоднозначный и к общему знаменателю здесь не удастся даже приблизиться. Поменяй, оставь как есть – все равно будут недовольные. И много. Шило на мыло. Пустышка.

И так во всех сферах. Закатывают.

Внутренний Волгоград

Написать комментарий

Комментарии (0)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума