Шах и мат, от которого трудно удержаться

Почему из Волгограда уезжают юные шахматные звездочки, до чего еще может довести оптимизация и что теперь со всем этим делать

Примелькавшееся за три с лишним года и прочно осевшее в мозгах жителей региона мусорное словечко – «комплексно». Комплексные методы, комплексный (в большинстве случаев) пшик, комплексные последствия-потери. В спорте – тоже.  Поняв, что ловить в долгосрочной стратегической перспективе здесь нечего, комплексно разбрелись кто куда (и не всегда – с большим желанием) пловцы, к примеру. Гандболистки, юные хоккеисты. Продолжать можно долго. Шахматы не остались в стороне от увлекательного, но грустного процесса: «А что, «Динамо» бежит? – Все бегут».

Летом 2015-го, аккурат на второй год правления губернатора Бочарова и, естественно, в рамках наведения порядка «во всех сферах» (без чего у нас сейчас даже птичка гнезда не вьет), руки городских оптимизаторов добрались до детских спортивных школ. Методы, чего уж там, были вполне себе новаторские: скрестить ежа с ужом. Боксеров объединить с гимнастками, легкоатлетов с шахматистами и так далее.

Мол, расходов на вас будет меньше, если кое-что сократить, что-то урезать и сшить наново. Специфика видов спорта? Не, не знаем таких словей. Только комплексно, только вперед! Что-то под шумок вообще прикрыли. Где-то, чего уж там, преподаватели сильно не выступали. Ставки сохранили вроде, да и ладно. А там как пойдет – жрать что-то надо. Или же, разумеется, уезжать, что тоже могут позволить себе – в силу разных причин – не все.

Так вот, в шахматной ДЮСШ №20, оказавшейся на грани выселения из родных стен, с такими маневрами горспорткомитета соглашаться наотрез отказались. Родители юных спортсменов и преподаватели подняли нехилый такой скандал, писали письма в Москву, обивали все возможные пороги. Школу отстояли. Не без помощи, скажем прямо, людей с большими – на местном уровне – возможностями. Потеряли в процессе старого директора, но что поделаешь. Выжили.

Тренеры школы, между прочим, одними занятиями с детьми никогда не ограничивались, по мере сил пытаясь заниматься популяризацией шахмат. Проводили соревнования для всех желающих на открытом воздухе, например.

В один из летних вечеров 2015 года «Шахматный бульвар» собрал множество, от мала до велика, поклонников древней игры. В их числе были юные звездочки волгоградских шахмат Александра Мальцевская и Данила Павлов. Они уже тогда добились серьезных успехов, а тот же 15-летний Павлов на данный момент является одним из сильнейших в мире мастеров по решению шахматных композиций. Оба тогда услышали в свой адрес много теплых слов – были на празднике, к слову, и представители власти.

К чему это мы вспомнили, спросите? А к тому, что ни Павлова, ни Мальцевской в Волгограде уже нет. Как и еще ряда перспективных шахматистов. И спортивную славу они теперь будут приносить совсем не нам.

О том, как же так это все вышло, кто виноват и можно ли еще как-то выкарабкаться со дна, а также о вещах, на первый взгляд не имеющих к шахматам отношения, мы поговорили с тренером-преподавателем высшей категории Михаилом  Яхтенфельдом. С человеком, который отдал древней игре почти всю жизнь.

— В 2016 году всплыли документы, из которых следовало, что школу в конце концов хотели доразвалить. – рассказывает Михаил Александрович. – У  нас есть копии этих бумаг. Грубо говоря, хотели оставить меня одного. Не трогать, но вокруг все разрушить, подпилить, поставить в ситуацию, когда я сам вынужден буду уйти. И закрыть. Приход нового директора (Гасанов Илдырым Фарзиханович, ветеран боевых действий, служил в ВДВ. Занимал различные должности в органах законодательной и исполнительной власти. Руководит МУ ДЮСШ № 20 с 22.04.2016г.,  — прим. ред.) помог спасти ситуацию.

Пока боролись за школу – потеряли региональную шахматную федерацию.  Та, которая сейчас является аккредитованной, там по сути все делает один человек – Артем Несытов. Это мой ученик, в конце 2012 года он решил, что очень крутой, все может, а мы должны пойти покурить. Мы с ним почти пять лет не общались. Пытался у нас учеников увести, они через год все вернулись.

В августе 2015-го, когда на должность председателя облспорткомитета пришел Глинянов, было сделано все, чтобы нас с комитетом полностью рассорить. По всем направлениям поливали грязью. А у нашей федерации (ВРОО «Федерация шахмат») как раз заканчивался срок аккредитации, новые документы были переданы на подпись. В итоге за кулисами все переиграли, пользуясь еще и тем, что в Российской шахматной федерации ситуация сложилась не в нашу пользу. К сожалению, проблема отечественных шахмат в том, что они слишком вовлечены в политику.

Так или иначе, аккредитацию у нас забрали. Новая федерация (ВРОО «Федерация шахмат Волгоградской области») провела первенство региона, которое вызвало кучу нареканий, было даже письмо от родителей в облспорткомитет. Это замяли. В прошлом году половина календаря была сорвана. Два года не проводилось детское первенство города по нашей основной дисциплине — классическим шахматам, не проводился взрослый чемпионат.   

Так или иначе, в жертву принесены интересы шахмат. Летом у ФШВО истекает аккредитация, тогда уже можно будет попробовать что-то предпринять. Мы ждем пока.

— С финансами лучше, видимо, тоже не стало.

— Ситуация абсолютно критическая. В очередной раз урезали финансирование ДЮСШ №20. Оно сейчас обрезается абсолютно всем, все спортшколы города с диким количеством долгов. А у нас она самая маленькая, поэтому забрали все, что можно. Дальше и нечего обрезать, снимать нечего. Только закрыть. О надбавках уже год как забыли, получаем голый оклад.

Я работаю на две ставки и со всеми своими регалиями зарабатываю меньше, чем учитель младших классов. Около 20 тысяч — это за две ставки, не за одну. Хотя минимум в два раза больше я должен получать только за результаты. О командировочных расходах речи тоже не идет. Легко писать: Даня съездил, Даня занял какое-то место. А на какие шиши это делалось? За родительский счет и за мой.

Я сейчас за эти результаты расплачиваюсь. Львиная доля моих заработков уходит на покрытие долгов. Все это хорошо смотрится со стороны – чиновники отчитались, чиновники довольны. На сайтах разместили. Я раньше скрывал, сейчас нет смысла – сам выступаю в роли спонсора. Одно дело, когда были надбавки, гранты. А теперь ничего нет.

— Но как все же поучилось, что Данила Павлов — бронзовый призер чемпионата Европы среди мужчин, призер чемпионата мира среди юниоров, победитель и призер первенств и чемпионатов мира и Европы, многократный чемпион России среди юношей по решению шахматных композиций, двукратный обладатель Кубка России по шахматам среди юношей, восходящая волгоградская звездочка — перебрался в Москву?  

— Идея витала в воздухе, я о ней прекрасно знал. Неизвестно, чем бы все закончилось, но тут отца Данилы пригласили работать в столицу. Предложение, от каких не отказываются. Минувшей осенью они уехали.

— Сменив и спортивную прописку.

— Да, Павлов уже стал чемпионом Москвы, выполнил все отборочные нормативы. Правда, не все пока складывается и это тормозит подготовку по его коньку, по решению шахматных композиций. Фактически он сейчас лидер сборной России. Прошлый чемпионат мира по сути Даня и вытянул, у нас там первый день был вообще провальный. По его итогам мы шли на 13 месте, да и то благодаря Даниным результатам. Во второй день он тоже хорошо отработал и даже выиграл одну из дисциплин, чего мы, честно говоря, не ждали.

Павлов сейчас является самым перспективным и талантливым в мире. Даниле только 15 лет, а он уже международный мастер и победитель крупнейших турниров во всех категориях, кроме взрослой. При наличии хорошей подготовки может завоевать призовое место и здесь. Тем более что чемпионат Европы в этом году будет проходить в России.

— Вы к его подготовке уже не имеете отношения?

— Дистанционно мы общаемся, поддерживаем контакт. Но этого, конечно, мало. Проблема в том, что так, как я его здесь опекал, в Москве никто опекать не будет. В силу того, что там попросту выбор больше. Это мы здесь хватаемся за любую соломинку.

— Чуть раньше покинула Волгоград Александра Мальцевская, победитель и призер первенств мира и Европы в разных возрастных категориях, многократная чемпионка России, призер первенств страны, трехкратная обладательница Кубка России по шахматам среди девушек.

— Она в итоге перебралась в Подмосковье, где создали «Prof. Chess Club» — некий питомник, собрав самых перспективных, вложив в это астрономические суммы денег. Даже перетянули туда юную звезду из Казахстана Бибисару Асаубаеву, дали ей и родителям российское гражданство. Мальцевские уезжали исключительно из-за карьеры дочери. На тот момент, это была осень 2015 года, Александра вышла на высокий уровень, была очень раскрученной и могла выбирать, куда ехать. В том ноябре она последний раз представляла Волгоградскую область на первенстве ЮФО, а с 1 января 2016-го уже не имеет к нам отношения. 

— В обоих случаях — и с Павловым, и с Мальцевской – деньги при выборе нового места, видимо, играли не последнюю роль.

— Конечно. Если бы у нас имелось, что предложить… Я тогда сказал родителям Саши: если бы были какие-то варианты, тогда был бы разговор. А так могу только заложить собственное жилье, единственное, что у меня есть. 

— Получается, что печальные события начались после смены регионального руководства в 2014 году.

— Положение резко ухудшилось. В такой катастрофической ситуации волгоградские шахматы не были никогда — однозначно. Никогда до этого не было такого отношения со стороны спортивных структур. К городу претензии в плане финансирования, но тут я не могу ничего предъявить Ирине Еременко, она сейчас сама в непростой ситуации. Наверное, ей, как председателю профильного комитета мэрии, надо было раньше бить тревогу, отстаивать свою позицию публично, как-то иначе настраивать руководство спортивных коллективов, а не держаться всеми силами за свое кресло. Но она к нынешнему времени успела только директорский корпус против себя настроить.  

— Мы хорошо помним, что все эти «чудеса реорганизации» начались именно при ней. А областной спорткомитет как-то мог повлиять на ситуацию с уходом наших ведущих игроков?

— Думаю, что да. Но облспорткомитету на самом деле вообще глубоко фиолетово – будут шахматы, не будет их. Одним видом спорта больше, одним меньше. Обидно другое. Удар пришелся как раз на то время, когда у нас, впервые за много лет, появились реальные звезды. Анатолий Гридасов, в свое время руководивший региональным спортом, говорил: «покажите мне нового Таля, а я дам денег столько, сколько нужно».

— Они появились, но до этого уже никому не было дела…

— Причем не только Павлов и Мальцевская. Была Галя Мироненко, она тоже уехала по финансовым соображениям. Перспективных мальчиков и девочек много. Если с ними работать, если в них вкладывать средства, то мы можем получить новых чемпионов. Еще одна девочка в январе уезжает, уровня призеров первенства области. Не хотят покидать Волгоград, но что поделаешь. Нет работы, нет перспектив, а семье надо как-то жить.

Дело не только в юных талантах. Тренеров нет. Старшее поколение ушло физически, а молодежь из города уезжает, причем на протяжении последних двух десятков лет. Просто в последние годы этот процесс набрал катастрофические обороты.

Я сам сейчас работаю в пустоту. Малыши только-только доходят, только-только их нужно выводить на медальный уровень, как все кончается. Могу сказать честно — в декабре у меня была жуткая депрессия. Мало того, что я фактически плачу за Волгоградскую область, хотя она должна делать это сама, коль скоро этими результатами отчитывается, так и проблеска никакого нет. Деньги не появятся, дети уезжают — какой смысл работать? С региональной федерацией у нас не складывается. Непонятно, как школе выживать, когда обрезано все. И дети есть, что самое главное. В конце девяностых — начале нулевых появлялись какие-то единицы, а сейчас есть выбор.

— В Волгоградской области шахматами занимаются не только в ДЮСШ №20. А получается, что возите детей на соревнования только вы?

— Если посмотреть на таблицы первенства ЮФО, с 2016 года, «благодаря» деятельности областной федерации, число участников от региона сократилось почти вдвое. По сути дела, на 90% это были наши дети. Несколько человек ездили от ДЮСШ №15 и была, кажется, одна девочка из Калачевского района. На этом все. 

— Открывшийся недавно на Советской, 28 Городской шахматный центр поможет как-то исправить ситуацию?

— Дело в том, что я к этому проекту имею прямое отношение. Правда, сама идея возникла не у меня. Там долгие годы был шахматный клуб, откуда и вышла наша школа. Клуб в итоге оттуда выдавили. Помещение было в удручающем состоянии, сейчас пришли заинтересованные люди, там отлично все отремонтировали. Так вот, помещение нашли, а что с ним делать — никто не знал.  И мы с Натальей Павловной (Яхтенфельд, в 1987-2015 годах директор ДЮСШ №20, — прим. ред.) вписались в этот проект.

Да, занятия в центре платные, но сумма небольшая — две тысячи рублей в месяц. В ДЮЦах они стоят, например, не меньше. Причем за эти деньги здесь дети получают большее количество занятий, больший объем знаний.

К слову, еще один общественный проект запустили совместно с армянской общиной. Это уже бесплатно, раз в неделю мы занимаемся с армянскими детьми.

— В начале января этого года в Волгограде прошла гроссмейстерская сессия для юных шахматистов. То есть присутствуют какие-то положительные моменты?

— Если удастся это превратить в систему, то будет эффект. Одного раза, конечно же, мало. Подобные сессии, выражаясь спортивным языком — учебно-тренировочные сборы. У нас эта идея много лет витала в воздухе. Все упиралось в отсутствие финансов и площадки. Надо детей вывозить куда-то, чтобы они могли работать в спокойной обстановке.

В свое время, 15 лет назад, мы проводили гроссмейстерские сессии на базе ДЮСШ №20, тогда приезжал заслуженный тренер России Анатолий Николаевич Терехин. Он на тот момент возглавлял российские детские шахматы.  Определенный эффект это дало. Во всяком случае, в начале нулевых мы держались на этом «багаже». Все наши ведущие ребята прошли эти сборы. Все было на голом энтузиазме, да и в стенах школы, как я уже сказал, это не очень удобно.

Что прошедшая сессия даст детям — будет понятно через несколько месяцев. Они должны усвоить, переварить полученную информацию. Ну и главное — что будет дальше. Для того, чтобы завершить цикл, мы должны провести еще две. В идеале, надо встретиться в начале апреля и летом. Если все получится, в следующем году можно будет ждать каких-то результатов.

В целом же январская сессия прошла успешно. С ребятами занимался Владимир Добров — интересный специалист, работает с юниорской сборной России. И сам практикующий шахматист, только что выступал на чемпионате мира по рапиду и блицу в Саудовской Аравии.

Занятия начались с того, что он показал детям свою же свеженькую партию с Магнусом Карлсеном – действующим обладателем мировой шахматной короны. Добров передал атмосферу матча, рассказал, о чем они говорили с норвежцем, как обсуждали игру. Ни одна трансляция такого эффекта не даст. Это разные вещи — о чем говорят после окончания поединка на пресс-конференциях, а о чем — только что встав из-за стола.

Был интересный случай. Когда к нам приезжал Терехин, на сессию попал один мальчик. Условно говоря, даже не из первого состава, а из третьего. Поскольку место было, его туда взяли. Хуже, мол, не будет. Он отзанимался, прошел ровно год. И он поехал на первенство России по быстрым шахматам, тоже — от безысходности, кто-то не смог. И парень начал творить чудеса, заняв в итоге десятое место. Если бы последнюю партию выиграл — мог попасть в призеры. Уезжал слабеньким перворазрядником — вернулся кандидатом в мастера. Выяснилось, что он весь год по тем конспектам упорно готовился. После этого стабильно выступал на областных турнирах.

— Насколько сейчас волгоградским шахматистам не хватает соревнований — городских, региональных? Понятно, что-то проводится. И все же соревновательного опыта много не бывает.

— Сама система соревнований у нас разрушена. Вот этой системности не хватает. Если работаешь на результат, должны быть какие-то контрольные старты, промежуточные. Разный уровень контроля. Есть еще одна проблема. У нас практически нет взрослых шахмат. Они вымерли естественным путем. Даже просто поиграть, собрать турнир сложно. Ребенка где-то с 12 лет надо выкидывать во взрослые шахматы, чтобы он начинал осваиваться в этой среде. А у нас некуда.

Если по детям где-то что-то проводят, есть энтузиасты, можно съездить в Красноармейский район, в Камышин, в Волжский — набрать практику, то по взрослым некуда. В результате до 12-летнего возраста у нас звездочек много, а дальше они начинают вариться в собственном соку. И этим вопросом никто не занимается. ДЮСШ №20 это не может делать, нет полномочий, а региональной федерации, получается, по барабану.

Городской шахматный клуб думает о том, как выжить. С Советской, 28 они ушли больше года назад, потом были в Доме Павлова, но там мешали местным жителям. Сейчас клубу, правда, повезло — перед новогодними праздниками дали новое помещение на Чуйкова. Я там еще не был, но говорят, что условия хорошие. Однако в клубе работают всего двое — Дмитрий Бирючатников, директор, да Александр Шаповалов. Последний — энтузиаст, его любят дети, но он уже глубоко пенсионного возраста.  

Если говорить исключительно об официальных соревнованиях, то аккредитованная федерация проводила в 2017 году юношеское первенство Волгограда и области по быстрым шахматам и блицу. В ДЮСШ №20 состоялись традиционный турнир «Белая ладья» (городская и областная), Спартакиада городская (взрослые) и областная (юноши). На этом, пожалуй, все.

Конечно, наши внутришкольные состязания носят статус городских, причем в них участвуют не только волгоградцы. Два турнира в год стабильно проводится на стадионе «Темп», но там тоже все на энтузиазме. Пара турниров проходит в ДЮСШ №15. Совместно с администраций Советского района проводим мероприятия. На 2018 год вот тоже планируем. Надо учитывать, что где-то в райадминистрациях нас поддерживают, но эти соревнования проходят под эгидой нашей федерации, которой существует де-факто, но не де-юре. Так что все эти турниры вне официального городского календаря. 

— И все же, как мы пришли к тому, что есть сейчас? Понятно, что на данный момент ситуация приобрела трагический характер, но началось ведь все не вчера и не позавчера.

— К сожалению, за нулевые годы у нас не была создана «подушка безопасности». Если другие регионы в предкризисный период, до начала санкционных событий 2014 года, вкладывались в материальную базу, в подготовку кадров, то у нас первые сокращения начались в 2009 году, еще при Максюте и мэре Гребенникове. Я даже дату могу назвать, рубежную точку отсчета — 31 октября 2009 года. Мало того, что не вкладывались, но и начали урезать.

Мой коллега из города Каменск-Уральский Свердловской области  пишет — у них сейчас открывается шахматный клуб. Новенький, с иголочки, по последнему слову техники. Это не Екатеринбург, столица региона, а маленький городок. И в клуб этот вложены бюджетные средства. Не только бюджетные, конечно, там было какое-то софинансирование, но факт остается фактом.

Так получилось, что я на данный момент остался единственным мостиком между прошлым и будущим волгоградских шахмат. И Городской шахматный центр — некая попытка сохранить нашу историю, рассказать о шахматной жизни Волгограда. О тех, кто это все создавал, о прославленных мастерах. Мы ищем какие-то старые фотографии, готовим экспозицию.

— Рассказать ведь есть о чем. В советское время у нас проводилось много крупных соревнований.

— Включая матч за звание чемпионки мира Майя Чибурданидзе — Ирина Левитина. Он проходил в только что построенном Дворце пионеров, это был 1984 год. К 40-летию Победы был приурочен командный чемпионат СССР по шахматам — 1985 год, май месяц. Его принимал Молодежный центр, который сейчас выглядит, как после бомбежки. 1990 год — чемпионат СССР среди женщин в Волжском, то есть тогда уже в областном центре не было достойной площадки, а также всесоюзные студенческие соревнования. В 70-е были чемпионаты РСФСР, полуфинал чемпионата СССР, всесоюзное первенство общества «Труд». В 80-е проходили всесоюзные соревнования спортивных школ.

А ровно пять лет назад мы принимали во Дворце спорта этап РАПИД Гран-при России — Кубка страны по быстрым шахматам. Это последний крупный турнир, проводившийся в Волгограде.  

— Сейчас о таком даже не думаем?

— В принципе, это вполне реально. У  нас есть несколько современных гостиничных комплексов с конференц-залами, которые очень даже подходят. Моя хрустальная мечта — провести здесь в следующем году чемпионат мира по решению шахматных композиций. В силу специфики подобных турниров, принять его нам под силу. С точки зрения инфраструктуры довольно удобно, с точки зрения инвентаря проблем нет. В финансовом плане оно окупится. На подобные мероприятия приезжают солидные, состоятельные люди.

Конечно, должна быть заинтересованность со стороны властей. Инициатором должен выступить либо мэр города, либо губернатор Волгоградской области. Без разницы. Главное, чтобы была заявка в РШФ, а дальше можно работать. Я много ездил по таким турнирам, смотрел, общался. Могу смело сказать, что мы его вытянем.

Была возможность провести на «Рублевке» первенство ЮФО среди женщин во всех дисциплинах, нам его с радостью отдавали, но аккредитованная региональная федерация очень постаралась, чтобы этого не случилось. «Рублевка» предоставляла площадку практически безвозмездно, с учетом того, что люди там будут проживать. Опыт есть, тот же РАПИД Гран-при России в 2013 году прошел без нареканий. 

— А что чемпионат мира по решению шахматных композиций или какой-то подобный международный форум может дать городу? Чем можно заинтересовать муниципальные, скажем, власти?

— Во-первых, это пиар Волгограда. Я считаю, что глубочайшая трагедия и ошибка — работать в этом направлении, опираясь исключительно на память о Великой Отечественной войне.

Да, для нас это боль. Но знаете, мои родные прошли всю войну от звонка до звонка, все вернулись, слава Богу. И моя бабушка, военный врач, всегда говорила, что даже вспоминать об этом невозможно. Я знаю, как и где они воевали, какие-то военные приключения. Но никакого культа войны в нашей семье не было. Мой дед считал: главное в жизни — это то, что он построил, что сделал в мирное время, а не наличие двух орденов Красной Звезды и ордена Боевого Красного Знамени за освобождение энного количества городов и столиц Восточной Европы. Для него это не было приоритетом. Да, мы поздравляли их всегда. Пели песни военных лет. При этом все знали и помнили, сколько всего было, сколько людей погибло.

Волгоградская область — регион с богатой и необычной историей. А мы привязались к одному событию. Как бы ни важна была тема, она исчерпана. Я считаю, что есть вещи, о которых уже лучше молчать. Павшие заслужили, чтобы их вспоминали молча, а не устраивая бесконечные пляски.

Мы сейчас штампуем одни и те же картинки, просто иногда меняем краски, что-то подновляем. Хотя можем создать новый бренд региона. Например, на шахматный форум приедут не просто спортсмены. Солидные люди, состоявшиеся в той или иной профессии. Они могут стать своего рода культурными, спортивными послами нашего города, нашего региона. Это важно с учетом того, что реноме у России в мире сейчас создано не очень положительное. 

Во-вторых, о чем я уже сказал, это привлечение финансов, пусть и небольшое. Шахматисты приедут — это гостиницы, это питание, сувениры. Не регион вкладывает средства, а гости. Ну а дальше — какую мы им культурную программу предложим под тот взнос организационный, который они платят.

Разумеется, изначально денежный ручеек будет тонким. Но, если все правильно подать, можно превратить это в систему. В Чехии есть такой небольшой городок, Пардубице. Там нет никакой промышленности, кроме кустарной, ничего нет. Но город живет прекрасно только на том, что проводит каждый месяц какой-то фестиваль. Июль у них посвящен шахматам и прочим интеллектуальным играм. Беспрерывно, одно за другим мероприятия идут. И вся инфраструктура города на это работает.

В старые времена у нас некоторые ездили туда целыми семьями. Пока ребенок играл на турнире, родители занимались шопингом — для участников соревнований обычно предусмотрена целая система скидок. А это налоги, это все идет в бюджет. За месяц город полностью покрывал свои расходы, магазины и кафе более-менее точно могли рассчитывать свою прибыль за этот период.

Так вот, пусть для Волгограда будет маленький ручеек. Но, когда таких ручейков много, в итоге они сливаются в большой поток. Прибыль могут приносить не только шахматы, но и многое другое.

— Летом мы принимаем чемпионат мира по футболу. Он ведь тоже что-то даст в этом плане.

— Понимаете, дело не в самом чемпионате, а в том, что мы дальше с этим будем делать. Я не вижу, чтобы была программа реального использования этого всего. Власти должны точно знать, что будет с теми объектами, которые к ЧМ построят. Июль, август мы, допустим, отдыхаем от этого всего, а с сентября они должны работать.

Стадион — да, очень красивый, интересный проект. Но это чисто футбольный стадион. На старом проводились турниры по легкой атлетике, тот же Мемориал братьев Знаменских, куда приезжали ведущие легкоатлеты мира. Как еще можно использовать «Волгоград Арену» кроме футбола — сложно себе представить. С точки зрения окупаемости футбольной — должна быть команда, которая играет в РФПЛ, причем борется за еврокубки. Этого не видно пока.

То, что сделано, по отдельности вроде все хорошо. Допустим, подсветили что-то. Да, это красиво. Но у нас финансовые дыры катастрофического размера, поэтому весь позитив теряется.

Во-вторых, изначально не смогли заразить город идеей чемпионата мира по футболу. Я думал,  что это будет как-то муссироваться, а выходит пока следующим образом: отчитались о том, что готов какой-то объект, губернатор приехал, ленточку перерезал, взяли под козырек — и все на этом. Нужно же тему обсуждать. А я не вижу, чтобы где-то о ЧМ говорили, даже в компаниях за кружкой пива. Был небольшой всплеск после жеребьевки, когда выяснилось, какие команды сыграют в Волгограде. На пару дней темы для обсуждения хватило.

Это могло стать всеобщей идеей, людей объединить. А у нас сегодня говорят не о том, что будет чемпионат мира, а о том, куда бы уехать на время его проведения. Это говорят кредитоспособные люди, на которых подобные мероприятия и рассчитаны. Они должны приносить турниру прибыль.

Кто-то думает взять отпуск, кто-то планирует закрыть бизнес на это время. Это дикость. Это говорит о том, что полный провал с точки зрения подготовки. Понятно, что финансовых проблем много. Никто и не скрывает, что из-за ЧМ эти сокращения все.

— А еще получается, что из-за футбола страдают другие виды спорта и детские школы, хотя в «Ротор» стабильно вкладываются большие деньги.

— Я не вижу в этом особого смысла, учитывая, как они играют. Нет, я знаю, что есть там ребята, которые стараются. Но вылетит он опять, и дальше что? Игры зоны «Юг» проводить на новом стадионе? Этого не будет. Закрыть объект? Проблема в том, что консервация тоже стоит денег и поле надо поддерживать в рабочем состоянии. Так что перспектив пока не видно. Если только снять газон и начать продавать там автомобили.

— Вот мы говорим, что все плохо. Но об успехах областные власти отчитываются регулярно, во всех сферах. Например, интерактивный «музей» открыли и теперь без него, кажется, никуда.

— К этой площадке у меня отношение двоякое. С одной стороны, сделали хоть что-то. Я лично боялся, что там построят какой-нибудь гипермаркет. Был там, смотрел. Я историк по образованию и у меня есть некоторые вопросы. Но это надо более сведущим людям разбираться. Хорошо, построили. А как же областной краеведческий музей? Это моя боль, моя трагедия. Я когда-то там вырос, работал, а сейчас страшно заходить.

— Его же обещали в пожарную каланчу перевести.

— Не в ней дело. То, что выставляется — где-то треть от того, что есть. Многое погибает, поскольку нельзя ни хранить нормальным образом, ни людям показать.

— То есть в интерактивный «музей» экспозиция краеведческого как раз бы поместилась?

— Даже этого пространства может не хватить. Мы можем создать отдельный археологический музей, который станет брендом региона. В Астрахань, в Калмыкию постоянно экскурсии возят, люди хорошо на этом зарабатывают. И у нас богатейшая история. Есть, что показать. Плюс какая-то сувенирная продукция. Музей природы родного края в Вологограде смотрелся бы уместно, палеонтологический музей. Есть колоссальные личные коллекции.

Есть музей музыкальных инструментов имени Евгения Пушкина, который сейчас находится в бедственном состоянии. Он в Кировском районе, в частном секторе. Там много вопросов, но мы можем в любой момент потерять около ста уникальных экспонатов. Если его привести в порядок, то туристы из-за границы будут приезжать. Там об этом музее знали еще в 70-е, предлагали чудовищные суммы денег за некоторые вещи.

Музей волгоградского самовара может быть, в краеведческом музее уникальная коллекция, они сотую часть выставляют. Есть экспонаты, каких в самой Туле не найти. Можно сделать музей интерактивным, с кафе, он будет окупаться по полной программе.

Но этого всего никто не делает. Люди приезжают, а кроме Панорамы и Мамаева кургана пойти некуда.

— Какие планы на ближайшее будущее?

— В начале апреля пройдет первенство России по решению шахматных композиций, готовиться будем в любом случае. У нас есть сейчас очень интересный мальчик, Максим Романов. Чемпион России среди «решателей», повторивший рекорд Павлова. Но спонсоров нет, а мои ресурсы равны нулю. Нужна поддержка и самому Даниле.

Окончательно меня добило высказывание Светланы Сундуковой, заместителя председателя облспорткомитета. Это было во ВГАФКе, на ежегодной коллегии. Директора спортшкол в какой-то момент зашумели, стали возмущаться. И она произнесла такую речь, после которой в Японии, кажется, выходят и делают харакири: «Что вы хотите? Вы знаете, где живете? Вы живете в Волгоградской области. Хотите, где лучше? Милости просим». Да, есть другие регионы, мол, где живут получше, а к нам какие претензии? Когда чиновник такого ранга говорит подобное, это значит, что на уровне руководителей области стоит установка: регион должен жить плохо. О чем тут говорить?

Беседовал Сергей Макаров

Написать комментарий

Комментарии (1)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума

  • Ольга

    Очень интересная сильная и полезная статья-размышление! Для тех, кто понимает, о чем идет речь. Спасибо Михаилу Яхтенфельду за точную и тонкую оценку ситуации в городе. И это ведь далеко не только шахматы…Это культура, прошлое, будущее… За город очень обидно.