Распелись тут, понимаешь

Накануне 75-летия Волгоградскую хоровую капеллу лишают голоса

Эта история — одна из наиболее ярких иллюстраций долгосрочной стратегии развития региона в области культуры. Не можем не констатировать – культура наша действительно уверенно движется вперед. В сторону кладбища.

 «Оптимизация» на марше

«Страсти по НЭТу» не утихают. Продолжаются попытки экс-ректора консерватории имени Серебрякова Виктории Давыдовой привлечь внимание к весьма странной ситуации, сложившейся вокруг этого учебного заведения. Под дичайшим давлением оставил свой пост ректор Волгоградского государственного института искусств и культуры Виктор Крючек — «в связи с достижением предельного срока пребывания в должности».

Накануне наши коллеги с портала V1.ru сообщили, что под угрозой уничтожения оказался уникальный ансамбль старинной музыки «Конкордия» Михаила Рубцова. 

Ходят упорные слухи, что господа чиновники решили объединить «Царицынскую оперу» и Волгоградский музыкальный театр, создав вместо них некий «Волгоградский театр мюзикла» под руководством известного продюсера Кима Брейтбурга. Артисты пока еще существующих учреждений культуры объединяться во что-то с непонятными перспективами желанием, прямо скажем, не горят. Не забываем при этом, что есть еще Волгоградская областная филармония.

Такой вот, не радующий глаз, обзор текущего момента. И это лишь то, что на поверхности. Рестроспекция процессов, проходящих под флагом очередной оптимизации. Теперь в культурной сфере.

Вы еще поработаете. Может быть. Где-то

Кстати о филармонии. Казалось бы, ну что тут такого – идет реорганизация. Об этом тыщу мильонов раз сказано-рассказано вполне официальными филармоническими руководящими лицами. Да, действующие трудовые соглашения расторгают, но — исключительно затем, чтобы привести их в соответствие с требованиями федерального законодательства, ни о каком сокращении штата речи не идет. Как только уволят — тут же начнут заключать новые. Это, напомним, официальная версия.

Однако, если посмотреть глубже и внимательно вчитаться в уведомления об увольнении, которые новые начальники попытались всучить сотрудникам филармонии, написано несколько иное: «В связи с изменением функций, оптимизацией организационной структуры и штатной численности ГБУ». Изменениями. Штатной численности.

Не менее оригинальный ответ на вопрос о судьбе родного учреждения получила одна из сотрудниц филармонии (документ имеется в распоряжении редакции) от начальника Управления по вопросам кадров и государственной службы региональной администрации Ф.Ф Данилова. Дьявол кроется в одном интересном предложении. «По имеющейся информации, профессиональные коллективы филармонии будут сохранены в учреждениях культуры Волгоградской области». То есть, да – сохранены. Но где? Где-то.

Первые результаты так часто упоминаемой нами реорганизации не заставили себя ждать. Ряд музыкантов симфонического оркестра не стал ждать волеизъявления комиссаров от культуры. Артисты успешно прошли прослушивания и присоединились к коллективам из других городов.

То есть, как было раньше – уже не получится в любом случае.

Доживем до юбилея?

В феврале 2018-го будет отмечаться 75-летие победы под Сталинградом. А несколькими месяцами позже круглую дату отпразднует старейший коллектив областной филармонии. Если будет к тому моменту существовать, разумеется.

Волгоградская хоровая капелла создавалась практически сразу же после окончания Сталинградской битвы, весной 1943-го. Когда город еще лежал в руинах. «Экономические трудности» в то время были, как можно легко догадаться, посерьезнее нынешних, но вряд ли о них кто-то задумывался.

Почему-то считалось, что искусство – дело чрезвычайной, государственной важности. Стоит вспомнить, что и Музыкальный театр был возрожден в Сталинграде, как только отсюда выбросили захватчиков.

Капелла рождалась вместе с новым Сталинградом, росла, развивалась, радовала зрителей новыми и новыми яркими программами, колесила с гастролями по всей области, выступала в других городах страны, конечно же – и в Москве. Имели возможность познакомиться с мастерством волгоградских артистов заграничные слушатели.

Пришли непростые девяностые. Но и в «лихое время» капелла сумела выжить, хотя и успела побывать в статусе Камерного хора.

В общем, разные времена были. Но коллектив нормально работал, оправдывая репутацию одного из самых профессиональных в России. И было так вплоть до наведения порядка во всех сферах. Наводильщики взялись за дело решительно. И, уконтрапупив транспорт, бизнес и промышленность, решили поупражняться на культурке.

Так их шаловливые ручонки дотянулась и до артистов хоровой капеллы, которым, как и всем прочим сотрудникам филармонии, попытались вручить уведомления об увольнении. В связи с вышеупомянутой реорганизацией, и так далее.

А музыканты, не будь дураками, взяли и от такого сомнительного удовольствия отказались.

«Возмущает, что с людьми обращаются по-хамски»

«Что касается подписания уведомлений, то нас вообще тут обманули. Позвонил начальник отдела кадров и распорядился обеспечить явку коллектива на собрание. Когда коллектив пришел, он сказал: поднимайтесь на второй этаж, заходите по одному и подписывайте. Это нормальная манера общения?», — возмущается главный дирижер Волгоградской хоровой капеллы Александр Лаврушкин.

Директор филармонии Светлана Матова, по словам Александра Петровича, обсудить сложившуюся ситуацию с артистами и дать какие-то пояснения не пожелала:

«Вся эта ситуация больше всего раздражает по одной простой причине: та манера обращения со своими работниками, какой-то дремучий феодализм, когда директор отказывается разговаривать, что-либо объяснять, даже выходить к коллективу. Я за 40 лет работы не встречал такого нигде. Даже если предположить, что положение тяжелое, Волгоград попал в бюджетную яму и так далее… Почему не выйти и не объяснить, на основании чего все это делается, зачем. Возмущает, что с людьми обращаются по-хамски. А у нас есть те, кто для Волгограда сделал больше, проработав по три десятка лет, чем все местные чиновники от культуры, вместе взятые».

Казалось бы, чего проще? Просто поговорить. Так и так, будет вот это в рамках вот таких решений учредителя. Вы точно остаетесь, а вы точно можете искать себе новое место работы. Живите с новым знанием, как считаете нужным. И это было бы честно. Это было бы, извините, порядочно. Наконец, это позволило бы избежать слухов и пересудов.

Но нет. Все пошло обычным макаром. Как с дольщиками, как с ларечниками, как с машрутчиками, как с работниками Ворошиловского рынка.

«Все на уровне каких-то домыслов. Где-то мы что-то читаем, кто-то что-то говорит. Попков (вице-губернатор Волгоградской области, председатель комитета культуры, — прим. ред.) где-то пытается аргументировать, ссылается на какие-то документы. Но его слова расходятся с реальностью. Вести речь о сохранении коллектива в этой ситуации не приходится. По одной простой причине: люди находятся в полном неведении, им никто не сказал, что ждет их после 10 октября», — говорит главный дирижер хоровой капеллы.

Добро пожаловать отсюда?

«Сейчас ходят слухи, что вроде как капелла передается в «Царицынскую оперу», — продолжает Александр Лаврушкин. — Но официально никто об этом нам не сказал. Перспективы абсолютно непонятные. Естественно, люди, особенно молодые и перспективные, не будут ждать. Они начнут искать активно работу. И, скорее всего, в других регионах. Музыканты симфонического оркестра уже пошли по этому пути. Нашли места в Саратове, Нижнем Новгороде, в Туле. Как можно после всего этого говорить о сохранении творческого потенциала Волгограда?

Как можно доверять власти после того, что они делают? Город лишается целого пласта национальной культуры. Что будет? Раз в год, раз в два года приедет какой-то заезжий коллектив. А на постоянной основе этого не станет. И дети, и молодое поколение, и те, кто любит классическое искусство, будут наслаждаться Лепсом, Аллегровой, всякими «императрицами» и «королями». Я не думаю, что это мудрое решение.

Понятно, что классическое искусство утратило свои позиции в современном мире. Но это не значит, что оно не является, как и раньше, мощным рычагом воспитания духовности.

В самые сложные годы у людей хватало и ума, и возможностей создавать, созидать. Даже если часть коллектива сохранят при передаче «Царицынской опере», статус капеллы пропадет. Волгоград, город-герой, лишится единственного профессионального хорового коллектива. В моем родном Красноярске четыре профессиональных хора! Не буду говорить о разнице в экономическом положении. Дело не в ней. Дело в желании. Как мне представлялось всегда, город должен гордиться тем, что у него есть симфонический оркестр, академический хор, какие-то коллективы, которые призваны сохранять, популяризировать лучшие образцы искусства.

Я сам сибиряк, живу здесь 18 лет. Но все мои родственники со стороны жены – местные. Моя теща пережила Сталинградскую битву. Мне за них обидно. Мне больно. Эти люди столько на своем веку пережили. Город знают во всем мире. И опустить его до такого уровня дилетантизма во всех областях – особенно с гуманитарными вещами: с образованием, с искусством. Это недостойно. О чем эти люди думают? Они не понимают, что их будут вспоминать, как разрушителей культурного пространства? Или они действительно однодневки? Конечно, если они не связывают свое будущее с этим городом, им на все наплевать. Но нам жить здесь. Детям и внукам тех, кто еще работает в капелле. Мы постараемся достучаться до здравого смысла в этом вопросе, но я сомневаюсь».

Вот как с этим не согласиться? Действительно, не каждый город способен похвастать коллективом, у которого в программе около четырех сотен произведений. Впрочем, все идет к тому, что скоро Волгограду хвастать будет нечем.

«Руководство сетует, что наш коллектив уже нельзя назвать капеллой. Да, действительно. Но это не коллектив виноват. Это политика виновата, связанная с оптимизацией. Вы до того дооптимизирвались, что из капеллы, где было в 2011-м 57 человек, осталось на сегодняшний день 33», — с горечью называет печальные цифры Лаврушкин.

Красиво жить не разрешишь

Уровень зарплат у артистов хора — в районе 10-11 тысяч. Это у тех, кто имеет надбавки за стаж, какие-то звания. Голый оклад — чуть больше семи тысяч. Нет-нет. Суммы не в валюте, а совсем даже наоборот — в российских рублях. На всякий случай уточнили, мало ли. Есть же мнение, что у нас люди искусства жируют.

«Для бюджета это очень тяжелое бремя», — горько усмехаются здесь.

Именно на семь тысяч может рассчитывать, к примеру, талантливый выпускник профильного учебного заведения. Смешно? Да как-то не совсем.

«Молодые артисты с полной отдачей, понятное дело, за эти деньги работать не могут. Они либо вынуждены совмещать эту работу еще с двумя-тремя, либо просто уезжать в другие регионы. Что они, собственно, успешно и делают. Серебряковка выпускает, ВГИИК выпускает. Талантливые исполнители здраво оценивают ситуацию и предпочитают не связывать свое будущее с Волгоградом. Таганрог, маленький город. Но там есть прекрасный, высокопрофессиональный коллектив. Муниципальный! Начинающий специалист получает заработную плату в районе 18 тысяч. Опытные — около 25-ти», — рассказывает Александр Лаврушкин.

«Единственное, что здесь держит — любовь к искусству. К хоровому искусству», —  признается Татьяна Шевцова, занимающая должность инспектора хора.

Сомнительные перспективы

Было бы хорошо, мечтают артисты капеллы, чтобы их взяли в «Царицынскую оперу» отдельной творческой единицей. Выступали бы, как и раньше — с симфоническим оркестром, с народным, самостоятельно. Но такой вариант развития событий, о чем говорят многие знакомые с ситуацией люди, маловероятен.

«Сюда не возьмут всех. Только тех, кого не хватает, какие-то отдельные позиции. Все вокальные партии в опере сформированы. Лишние люди попросту не нужны», — считает Валерий Кабанов, артист хора «Царицынской оперы», композитор. Он работает с капеллой около трех десятков лет.

А еще, заметим, вряд ли кому-то есть дело до чужих бед, когда у самих перспектива туманненькая — стать частью «Волгоградского театра мюзикла». Тут нас тоже может ждать масса сюрпризов, если слухи о детище новых хунвейбинов подтвердятся.

«Фу, делов-то! Ну не будет капеллы, и чо? Времена сейчас такие — не до высокого искусствия. Опять же — ЧМ-2018 на носу, а тут вы со своими певунами. Потом разберемся», – скажут, да, собственно, уже говорят свидетели секты движения вперед.

«Для того, чтобы создать оперный театр, в который я пришел сопливым пацаном, собирали людей со всего Союза. Из Москвы, с Урала приезжали люди. Много откуда. А почему? Всем сразу давали квартиры. Вот так — можно быстро создать коллектив. Полгода репетиций вполне достаточно, чтобы хор сработался. Но этого же не будет здесь! Это сейчас возможно только в Москве или Санкт-Петербурге. А это значит, что на воссоздание капеллы уйдут годы. И это только на формирование. Нужно его поддерживать постоянно. Привлечь чем-то молодых людей, которые захотели бы приехать сюда из других городов. А там пока лучше», — говорит Лаврушкин.

Говорит очевидные вещи. Которые не надо вроде бы объяснять, но все равно надо.

А еще… ну вот правда, нам действительно интересно. Эти новые трикстеры от как бы культуры – они просто дураки, или же мы еще чего-то не понимаем про движение финансовых потоков?

Сергей Макаров, Дмитрий Бессонов  

Написать комментарий

Комментарии (1)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума

  • Елена

    Спасибо авторам за блестяще поданый материал! Но ужас от уничтожения культуры, от того, что творят «оптимизаторы», становится уже «ужас-ужасом»! Нужно уже уточнять названия областных комитетов: не комитет культуры — а комитет оптимизации культуры, комитеты оптимизации образования, оптимизации здравоохранения…

    .