PR с огоньком. Год спустя

Портал Oblvesti.ru вспоминает произошедшее год назад событие, ставшее самым громким и значимым за всю карьеру Андрея Бочарова

Никаких подвижек в так называемом «Деле о поджоге» за минувшие 365 дней не произошло. Правоохранительные органы и по сию пору отмалчиваются, никак не комментируя случившееся. Иногда на страницах СМИ появляется информация о допросе того или иного персонажа, якобы в связи с тем самым разгулом огненной стихии.

Поэтому просто вспомним ключевые моменты истории, во многом ставшей поворотной в карьере нынешнего губернатора. Да и всей Волгоградской области, чего уж там. Именно после «пожара на Латошинке» отношение к Андрей Иванычу поменялось не только у простых жителей региона, но и у обитателей высоких столичных кабинетов.

Так мы еще не прославлялись.

PR С ОГОНЬКОМ

Пространные размышления о самом тихом громком событии года

«Губииирнатарааа пожглииии!!!» — заполошный бабий крик разнесся над тихим предместьем уездного города. Вой этот словно тяжелый валун, ухнувший в реку, запустил тугую волну – и понеслось: тут же залаяли псы, заблажили петухи и прочая живность. Порыв студеного волжского ветра подхватил тревожный гомон и швырнул его прямо в центр провинции. И каждый житель городка внезапно понял: что-то страшное случилось, что-то неотвратимое приступило».

Таким могло быть начало увлекательного мистического детектива, написанного по материалам чрезвычайного происшествия, приключившегося по полуофициальной версии в ночь с 15 на 16 ноября. Впрочем, как знать — может быть, и станет.

ЧТО?

Ближе к полудню 16 ноября местные информационные ленты, уставшие от лаконичных административных рапортичек, вспенились экстренной новостью: минувшей ночью была совершена попытка поджога дома губернатора.

Сообщение о происшествии основывалось на слухах, просочившихся из поселка Латошинка, жители которого поутру были разбужены настоящим десантом полиции. Разночинные правоохранители стучались в дома и спрашивали: 1. Ничего необычного ночью не заметили? 2. Есть ли у вас внешние видеокамеры?

Были и другие, более конкретные вопросы, исходя из которых даже ребенок мог бы понять, что накануне случилось нечто неприятное, имеющее прямое отношение к губернатору Волгоградской области. За разъяснением журналисты бросились к представителям силовых структур региона и столкнулись с вежливым не то, чтобы молчанием, но, как говорят в таких случаях, «официальным неподтверждением».

Неофициально же силовики сообщали: да – ночью, да — дом губернатора, да — подожгли. Однако точки над i были расставлены только на следующий день, 17 ноября. Встречаясь с журналистами как бы по случаю открытия сквера у Казанского собора, сам губернатор Андрей Бочаров заявил: «Это происшествие, это преступление очень тяжелое, непростое для меня и для моей семьи. Заживо могли сжечь всю семью».

История ощутимо тянула на сенсацию. Но удивило журналистов, допущенных на «спонтанную» пресс-конференцию, не только неожиданное откровение Андрей Иваныча. Даже, как говорится, видавших виды акул пера и камеры поразило, что рассказывая о столь, мягко говоря, страшном событии, губернатор улыбался…

Все желающие могут лично прослушать аудиозапись интервью главы региона и в полной мере прочувствовать атмосферу:

ГДЕ?

Именно этот вопрос в истории с поджогом, которая после памятной уличной пресс-конференции стала трактоваться не иначе как «попытка покушения на губернатора Волгоградской области», является, по мнению политических экспертов, ключевым.

Поселок Латошинка в той части, где приключилась огненная феерия, – своего рода волгоградская Рублевка. Там обитают депутаты областной и городской Дум, руководители крупнейших предприятий. Наконец, первые лица города и области.

В свое время взоры на Латошинку как на возможное место проживания направляли экс-губернаторы Бровко и Боженов. Но что-то у них не срослось. Бровко поселился в обычной квартире, Боженов на турбазе.

А вот у их сменщика получилось. Не откладывая дела в долгий ящик, Андрей Иванович, едва ли не с первых — тогда еще врио-губернаторских – дней начал обживаться в элитном поселке. Сначала, как говорят соседи, обосновался у друзей, а потом решил строиться.

Однако, к пожару.

Павел Петрович Башелутсков  — человек в нашем регионе известный. Бывший депутат Волгоградской областной Думы, председатель комитета по развитию предпринимательства, туризма и потребительского рынка.

С 1999 по 2002 год — президент топливной компании ООО ТКФ «Центр-Н». В январе 2002 года назначен первым заместителем директора ликероводочного завода «Волгоградский» с возложением обязанностей директора. В 2007 году уволен по инициативе «Росспиртпрома».

Эпоха Башелутскова на ЛВЗ считается временем безусловного расцвета предприятия. По версии портала v1.ru, Павел Петрович был признан одним из богатейших жителей Волгоградской области. После увольнения с завода организовал перенос части брендов Волгоградского ЛВЗ в Саратов. Последние несколько лет проживает за границей Российской Федерации.

Магия Латошинки не обошла стороной Павла Петровича, и некоторое время назад он – так же, как и многие фигуранты вышеупомянутого топ-100 волгоградских богачей — приобрел участок в этом благословенном месте и капитально отстроился. Казалось бы, причем тут Башелутсков?

Внимание. Все, что написано дальше — не более чем допущения, предположения и слухи, поскольку именно с этого места начинается самое интересное. Ведь теперь курсивом мы дадим, фактически, прямую речь пожелавшего остаться неизвестным сотрудника спецслужб, одним из первых оказавшегося на месте происшествия. Редактуре подверглись только ненормативные речевые обороты.

«Мы приехали на место. Это было утром 16 ноября. Уже ментов было полно и они поквартирный, пардон, подомовой обход совершали. Нас сначала сориентировали по ситуации: ночью загорелся дом, в котором был губер.

Мы поинтересовались: что значит «был», что он там делал? Начальство технично отмолчалось. По осмотру места происшествия стало понятным, что кто-то ночью облил смесью для розжига мангала стену бревенчатого сруба и пытался поджечь. У сруба валялась бутылка из-под жидкости зажигательной.

Почему сруб не загорелся? Это понятно. Это дом Башелутскова. Все знают, с кем и как он был связан, кто его поставил на ЛВЗ. Соответственно, когда он строил дом – он все понимал, и лес, из которого дом построен, был пропитан антипожарным составом. То есть там можно было бочку смеси этой зажигательной на этот дом вылить и он не загорелся бы.

Да, стена была в копоти, но и все. На одном участке стены копоть только. Мы удивились тогда: если это поджог в смысле покушения, то почему злодеи не изолировали выходы из сруба? Почему вообще подожгли,  ведь от сруба пахнет составом антипожарным?

Ну то есть они дураки, что ли? Они как-то, получается, проникли на Латошинку, а запаха от сруба не почуяли? Да, внутри дома не пахнет, а снаружи пахнет!

Второе удивление. Все, кто находился в границах как бы дома этого, ну в котором пожар якобы был, были очень спокойными. Вообще очень спокойными были. Никаких эмоций. Скольких жильцов дома мы опросили? Говорить не буду. И кого опросили, не буду говорить».

Интересно, не правда ли? Ведь первые сутки информирования о «покушении» нам прямо говорили о том, что пытались поджечь дом губернатора.

«Да какой дом губернатора? Это вообще не его дом. Это дом Паши Башелутскова. Он сейчас живет в Европе. По моей информации, полтора года назад он сдал его на безвозмездной основе бизнесмену из Брянска. Александру Сива…ову. Потом он становится мэром города.

Ну как мэром. Мэром был Чунаков, таким деюровым, а дефактовым был Сива…ов. И вот Сива…ов снял дом, с документами – все дела такие – и куда-то съехал. А жил там время от времени губер. Почему с семьей? У него семья в Москве живет. Да и он там не всегда жил. Наездами».

17 ноября эту версию – только без фамилий – подтвердил и сам губернатор: «Могу абсолютно спокойно ответить: понятно, дом, который мы арендуем за личный счет. На летний сезон арендуем у частного лица». И это все со смехом. То есть ему реально смешно.

«Еще раз. Это дом Башелутскова. Снимает его Сива…ов. Губер по документам никак там не отсвечивает вообще. Но вот что правда, то правда – дом губера в поселке есть. Дальше по улице. Он постоянно строится, года полтора уже. Люди с Латошинки говорят, что он лично приезжает стройку осматривать.

Мы еще поудивлялись – участок, на который все показывают как на дом губернатора, принадлежит тоже не ему. Другому человеку серьезному. Я не скажу, кому. Чтобы понятно было — все жить хотят.

Смотрите на схеме: вот улица перекрестком. Дом, который типа горел,  я огнем таким нарисую. Это дом Башелутскова. Через забор дом Хериа…ва. Через дорогу налево дом Созару…ва. Наискосок дом Попк…ва. А через дорогу от Башелутскова – ну считай Сивакова – ну прямо если смотреть, участок большой.

Он еще забором таким, как железные пики, огорожен. Пики, обмотанные целлофаном или пластиком каким-то. Вот это и есть поместье, куда губер приезжает строительство контролировать. Я его восклицательным отметил, карандашом».

О как! Минуточку? Но ведь трактовка ЧП, озвученная дружественными администрации области информационными ресурсами, говорит о том, что некая группа злоумышленников, преодолев забор, бросила бутылку с зажигательной смесью в дом губернатора. Бутылка не долетела. Все счастливы. Это как понимать?

«Это чушь какая-то. Какая бутылка, вы о чем? Дом, который строит (перестраивает) губер — КАМЕННЫЙ. Если предположить, что мозгов у злодеев хватило на Латошинку, насквозь пробитую камерами, проникнуть незамеченными, то почему эти гении в каменный дом бутылку с бензином бросали?

Еще раз поймите. Я не знаю, зачем всем втюхивают про каменный дом. Жгли – если, конечно, жгли – деревянный сруб. Он находится в полукилометре от реального губерского дома. Ну как реального… Который он строит. И вот что удивительно. Соседи все такие мастевые ребята, что я не знаю просто.

У всех камеры стоят такие, каких в Кремле, наверное, нет. Там одному бывшему мэру евреи ставили из «Моссада», говорят, я не буду утверждать, но наши говорят так. Камеры простреливают все пространство. Ну, то есть все, по всем углам. И вот на них мы не видели ничего.

Ни…я нет на них никаких злодеев. Ни четверых, ни троих, никаких. Может, не знаю, нашлись какие-то инопланетные ниндзя-черепашки, которые смогли трехметровый забор из штырей преодолеть, я не знаю. Но если и так, то либо они просто придурки, либо это два совершенно разных эпизода».

Вот! Изучив опубликованный к этому моменту массив информации о пожаре, все опрошенные нами эксперты приходят к неприятному выводу: источники в правоохранительных органах и губернатор говорят совершенно разные вещи. Кроме наличия в обоих вариантах зажигательной смеси, версии эти не совпадают, и поспешная отработка скандала через ручные сми это только подчеркивает.

Более того. Абсолютное молчание спецслужб по факту, живо описываемому губернатором, создает впечатление некой нереальности происходящего. Такой, знаете, фантасмагории, такого театра абсурда. Где в финале, за секунду до занавеса, раздается крик: «А был ли мальчик?» Вперемешку с хихиканьем первого лица Волгоградской области.

КОГДА?

Этот вопрос не менее важен. Странная история с аутсорсингом по питанию и стирке в детских садах, грозящая сотням сотрудников этих учреждений безработицей; увеличение долговых обязательств региона; висящий на ниточке-иголочке-сопельке бюджет Волгоградской области, ставший в одночасье из профицитного дефицитным; хронические проблемы с финансированием и сокращение числа работников бюджетной сферы; дикая оптимизация электротранспорта…

И это далеко не все из того, что случилось за последние месяц-полтора. Да, об этом не пишут ручные журналисты, но не сидящие на крючке грантов комитета по печати «горлопаны» — пишут. Пишут в соцсетях, на которые очень непросто приладить намордник.

А в столице мониторят все. И новое руководство администрации президента видит, как сквозь ударные темпы всхода рекордного урожая брюквы, которой по просьбе фронтовиков губернатор присваивает почетное имя Алеппо, проглядывает шалава, поселившаяся на страницах сайта, носящего священное имя.

ЗАЧЕМ?

Это правильный вопрос здорового человека. Ведь бред про мифических повстанцев ничуть не лучше рассказов о мести коррупционеров и «уволенных чиновников». Покажите нам хоть одного коррупционера, лишившегося должности и свободы с момента воцарения Бочарова на нашей земле?

Разве что Тарасов – тушкой и чучелком, силами самого близкого к Андрею Ивановичу вице-губернатора засунутый в кресло рулевого по Городищу. Но Тарасов попал не под каток бочаровской «борьбы». Тарасова оприходовал СУ СК, за что блестящим профессионалам этой структуры честь и хвала.

Так кому и зачем был нужен этот «поджог», не попавший в сводки МЧС, окруженный стеной молчания силовиков и до сих пор, спустя неделю, НИКЕМ кроме губернатора не подтвержденный и посему взятый нами в кавычки?

Рискнем предположить, что выгодоприобретатель у этой свистопляски один. И зовут его Андрей Иванович Бочаров.

С нами согласен и наш собеседник, которого мы сегодня уже цитировали. Вот его версия.

«Это лично мое мнение, но его придерживаются все, кто был утром в Латошинке. Не было ничего. Ни покушения, ни запугивания, ни самого пожара. А было так. Два давних друга собрались на, так скажем, рабочее совещание в неформальной обстановке.

Посидели. Хотели шашлык пожарить. Как я понял, у них очень трудный день был накануне. Ну вот они устали сильно. И уставшие решили то ли шашлык пожарить, то ли сосиски. Поставили мангальчик за стену. С устатку – чего не бывает – ливанули поджигайку, полыхнуло.

Ну, вроде как отлегло и забылось. Но охрана поселка видела уставших начальников, видела вспышку на камерах. Разумеется, болтать начали в стиле «опять барагозят». Может, соседей достали – я не знаю. Но приехали серьезные менты. О чем-то с охранниками уставшего начальства поговорили и уехали. А утром туда кавалерию прислали. Покушение нарисовалось. Им пиар о…ительный, а нам теперь головняки –  на полгода отписываться».

Повторим – это версия сотрудника спецслужб, пожелавшего остаться неизвестным.

Подводим итог. Мы очень надеемся, что органы правопорядка расскажут нам, что же НА САМОМ ДЕЛЕ случилось в ночь с 15 на 16 ноября 2016 года в поселке Латошинка. Мы понимаем, что сделать это будет непросто.

Ведь лучезарно улыбаясь и рассказывая о том, что во всем должно разобраться следствие, Бочаров, не мудрствуя лукаво, выдал  КАК УЖЕ УСТАНОВЛЕННЫЙ ФАКТ всего лишь одну из версий произошедшего. Выдал, не случайно оговорившись, а совершенно сознательно. Словно доклад с высокой трибуны. Это называется давлением, не так ли?

«Над Москвой вставало солнце. Теперь можно и в отпуск на море, отмыться от грязи провинциальной и забыть про дурную комедию, как про страшный сон». — Следователь по особо важным делам закрыл папку, завязал тесемочки и положил последний том самого необычного в его карьере дела в высокую стопку».

Таким мог быть финал увлекательного мистического детектива, написанного по материалам чрезвычайного происшествия, приключившегося по полуофициальной версии с 15 на 16 ноября. Впрочем, как знать — может быть, и будет.

Oblvesti.ru

Написать комментарий

Комментарии (0)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума