Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Волгоградской области Ольга Устинова: «Объективно оценивая ситуацию, там даже представитель газовой службы был и, тем не менее, это не предотвратило взрыва, не было эвакуации и так далее»

О том, чего ждать волгоградцам после визита в регион руководителя федерального антикоррупционного ведомства, об алчности и мелочных обидах крупных чиновников, о «подсматривании за Москвой», как элементе стратегии развития, о давлении на предпринимательское сообщество – об этом и многом другом говорили в эфире программы «Давайте разберемся» журналист Ефим Шустерман и его гости

В рамках информационного партнерства с радиостанцией «Эхо Москвы в Волгограде» портал Oblvesti.ru предлагает своим читателям текстовую версию передачи.

Ефим Шустерман: Я хотел бы начать с того, что в ближайшее время начнут выписывать из больниц пострадавших в результате трагедии, случившейся 16 мая в Советском районе Волгограда, когда в результате взрыва бытового газа произошло разрушение подъезда четырехэтажного дома. Погибло четыре человека, еще 11 жильцов были госпитализированы.

Данный случай вызвал, конечно же, чрезвычайное количество информационных сообщений во всех без исключения СМИ. Так вот, я хотел бы напомнить, что за почти шесть с половиной лет в Волгограде произошло пять взрывов газа, в том числе четыре — в жилых домах. Еще один взрыв случился в нежилых помещениях при проведении ремонта на путепроводе.

В результате этих пяти взрывов с января 2011 года погибло 10 человек, а пострадало 51. Беда, что и говорить.

Между тем, большую работу проделали властные структуры разного уровня, общественность, которая продолжает сбор различного рода пожертвований в виде одежды, продуктов в четырех районах города. У нас умеют в городе быть отзывчивыми в подобных ситуациях, это нормальная практика, я думаю, вы одобряете ее так же, как и я.

Но я бы хотел сказать, что до 1 июля жильцы расселяемого после взрыва газа дома получат государственные жилищные сертификаты на приобретение нового жилья. Это было заявлено в субботу Валентиной Гречиной. Вице-губернатор заявила об этом на встрече с людьми, жителями. Нормально.

Там, правда, есть ограничение не выше 35 тыс. рублей за квадратный метр. Можно было бы предложить не только в тех районах, которые застраиваются, я имею в виду Янтарный город, Комарово, в районе СХИ, но и другие, но там цена 40-45 тыс. рублей. На это власти, конечно, не пойдут, это выходит за рамки утвержденных нормативов. Хотя как сказать.

Между тем, я хочу подчеркнуть, это очень важно, об этом мало кто знает, что инициативная группа жильцов, пострадавших при взрыве газа, потребовала взыскать с акционерного общества «Волгоградгаз» стоимость утраченных квартир, имущества и морального вреда. Они считают, что прокуратура должна выступить в интересах пострадавших.

Там была создана инициативная группа, ее возглавил депутат гордумы Андрей Гимбатов. Они написали оповещение специальное, заседание провели и подчеркнули, что вот это заявление можно считать нашим обращением в правоохранительные органы. Там идет разбирательство, я думаю, что следствие проведет достойную работу и выявит причины.

Своеобразно, на эмоциональном таком взрыве, на эмоциональном подъеме, отреагировал на эту проблему Андрей Иванович Бочаров, губернатор Волгоградской области, когда было заседание оргкомитета. Он особо подчеркнул, что «причина — жадность и алчность недобросовестных предпринимателей, которые позволяют себе незаконно подключаться к сетям общего пользования и стремлением переложить свои расходы на людей, проживающих в многоквартирных домах». Я процитировал дословно.

Я не буду вдаваться в этимологию таких слов, как жадность, алчность, скупость. Ни к чему. Я понимаю Андрея Ивановича, который в таком порыве, еще раз говорю — эмоциональном, вот так высказался об этих неправовых действиях предпринимателей, которые, как считается первоначально, являлись инициаторами подключения, незаконных врезок и так далее.

Но вокруг этого идет очень большой спор. То, что предпринимателей ждут жесткие проверки, поскольку была подписана бумага такая губернатором – Постановление о неотложных мерах по обеспечению безопасности и защиты населения от возникновения чрезвычайных ситуаций техногенного характера — факт. Ожидают многие предприниматели, что начнется своего рода охота на волков.

Я вот думаю, что наш гость неоднократный, уполномоченный по правам предпринимателей Волгоградской области Ольга Вячеславовна Устинова, сегодня как-то прокомментирует эту ситуацию.

Вы, как уполномоченный по защите прав предпринимателей, не опасаетесь, что может за словами о «жадности и алчности недобросовестных предпринимателей» начаться охота на волков? Вы понимаете, о чем я говорю?

Ольга Устинова: Безусловно, опасения некоторые существуют. Наверное, именно с этой целью уполномоченного по защите прав предпринимателей ввели в ту самую комиссию, которая была создана в связи чрезвычайной ситуацией, которая сложилась. Именно этого нам нельзя допустить.

Нам нужно более чем компетентное расследование, надо понимать, что, безусловно, есть несанкционированные подключения к сетям. Безусловно, этого не должно быть, но мера ответственности за ту аварийную ситуацию и за несанкционированное подключение, все-таки мера ответственности разная.

И сегодня очень важно действительно компетентное разбирательство в этом уголовном деле, которое сегодня возбуждено и чтобы было действительно принято правильное решение. А не получилось, знаете, как удобная такая позиция мальчика для битья. Это очень важно.

Ефим Шустерман: У вас есть какие-нибудь сигналы о том, что такая охота вроде бы началась?

Ольга Устинова: Безусловно. Все озабочены, сигналы уже есть. Проведены совещания, проведены встречи на площадках общественных. Даже по данному случаю, общаясь на той же площадке общественной с достаточно известной федеральной организацией, собственно говоря, расскажу о том что, опять же объективно оценивая ситуацию, там даже представитель газовой службы был и, тем не менее, это не предотвратило взрыва, не было эвакуации и так далее и так далее.

Много, очень много вопросов. То есть, с одной стороны нам действительно надо уходить и мы все время об этом говорим, несанкционированная торговля — это недобросовестная конкуренция. Это то, что окончательно может добить бизнес. Несанкционированные подключения опасны, особенно когда расположены эти объекты на территории многоквартирных домов и подключаются непосредственно к щиткам, которыми пользуются жители. Это очень опасно.

С другой стороны, неправильно будет, если сейчас пойдут сплошные проверки, сплошное наблюдение за предпринимательским сообществом. Очень бы не хотелось, чтобы искали там, где светло.

Ефим Шустерман: Понятно, не ищите черную кошку в темной комнате.

Ольга Устинова: Этого, безусловно, надо избежать.

Ефим Шустерман: Скажите, пожалуйста, помните мы с вами говорили неоднократно, и я подчеркивал, что зачастую вот эти несанкционированные подключения есть результат тех долгих мытарств, которые проходят предприниматели в рамках подключения к сетям, вот те самые муки, недоброжелательность, недобросовестность чиновников отдельных приводят к тому, что махнут рукой и скажут: да пошли вы все подальше, и пойду-ка я сам подключусь. Бывает такое?

Ольга Устинова: Вы абсолютно правы. Первое – это долгая процедура, затянутая, включение лишних посредников. Она еще и дорогая. Все это приводит к несанкционированным подключениям. Априори, вот для меня, предприниматель — это человек добросовестный, да я думаю для всех, который стремится исполнить. Вот именно те мотивы, которые вы указали, это основная причина несанкционированных подключений.

Ефим Шустерман: Вы как член комиссии, как человек, который уполномочен законом защищать права предпринимателей, будете отслеживать какие-то заявления, жалобы, вызванные таким вот слишком рвением большим, в ответ на вот такой посыл, я повторяюсь, с моей точки зрения, чисто эмоциональный?

Ольга Устинова: Ефим Михайлович, безусловно. С одной стороны, надо бизнесу действительно привести в порядок свои сети, от несанкционированной торговли. Наверное, пришло уже время, и от этого надо избавляться. Тем не менее, моя задача — не допустить нарушения права предпринимателей, не допустить административного давления на бизнес.

Ефим Шустерман: Вот такой вот разговор. Мне был важен комментарий человека, который уполномочен, я повторяю, законом, властью отстаивать права. Я еще раз подчеркну, она права совершенно, что недопустимо, я тоже так считаю. Так же, как недопустимо наличие в домах пивбаров. В частности, дом, где я живу, там такой есть, пивбар без второго выхода. И не знаешь, чем это, не дай Бог, закончится.

Но ни в коем случае нельзя воспринимать эмоциональный порыв губернатора Бочарова – «жадность и алчность», как нормативные действия. Мол, мы теперь вас задавим до конца, губернатор дал отмашку. Упаси Господь, граждане чиновники, потому что жадность и алчность чиновников с целью получения, может быть, каких-то дивидендов, намного выше, чем может быть жадность и алчность предпринимателей, которые хотели бы зарабатывать на розничной торговле.

Я продолжу. Как раз тема предпринимателей. Продолжаются встречи бизнеса с представителями власти, в частности — с вице-губернатором региона Александром Сиваковым. Там Ирина Пешкова, заместитель главы Волгограда, активно участвует. И такой тандем у них сложился замечательный, просто прелесть — наблюдать за этим. Хороший тандем. К чему приведет — не знаю, но такой вот тандем.

Интересно другое. Когда речь заходит на этих встречах о нестационарных торговых объектах, то как раз такие вот идут новые посылы. Например, Александр Сиваков. Александр Александрович, я говорил, «что он выскочил, как черт из табакерки», я повторяю, потому что такую карьеру сделать в Брянской области он бы не смог.

А в Волгоградской области можно. Тут, видите ли, своих не хватает, можно приехать и за год выскочить от человека, который регулировал деятельность нестационарных торговых объектов, до вице-губернатора, и возглавить комитет экономического развития. Я уже говорил, меня удивляют наши экономисты, ученые, высшая школа, которые сидят и смотрят на все это. Хлопают ушами на кухне и говорят: ах, какое безобразие.

Так отреагируйте на это безобразие, проведите аналитический эксперимент, дайте выкладки, подскажите Андрею Ивановичу, или кому там еще, что он немножко заблуждается в потенциале этого человека на данном этапе. Или вы хотите дать ему три года, а там посмотрим, что будет? Хорошо, давайте посмотрим, что будет.

И вот такая мысль прозвучала, по поводу расположения нестационарных торговых объектов. «Эти решения непопулярны, но наводить порядок нужно и мы должны отвечать требованиям, предъявляемым к крупным городам. Мы решили, что нестационарных торговых объектов на центральных улицах города не будет. Мы ничего нового не придумали» — и я подчеркиваю, что он говорит – «а лишь подсматриваем практики ведущих городов».

Но подсматривать неприлично вообще-то, а вот изучать практики было бы хорошо. Но если вы, Александр Александрович, любите подсматривать, это из другой части, это из другой сферы, вот там подсматривайте сколько угодно. «Лишь подсматриваем практики ведущих городов, по такому же пути ранее пошла Москва».

Да нет, уважаемый, не из этого принципа надо исходить, не потому, что «пошла Москва». Там уже поняли, что они натворили, потому что отказ от малых форм торговли (недавно опубликован был доклад в рамках гордумы Москвы) привел к падению спроса и потребления товара. Я повторяю, товарооборот падает резко, потому что многие люди при нынешних зарплатах и достатках пользуются этими структурами, этими возможностями, для того, чтобы как-то бюджет привести свой в соответствие.

И более того, я вам скажу, может быть кто-то не знает. Сегодня, 22 мая, правительство России обсудит поправки в законодательство, направленные на улучшение условий для работы нестационарной и мобильной торговли в городах России, то есть по стране в целом. Как сообщили в пресс-службе Минпромторга, он является разработчиком законопроекта, на этапе согласования его рассмотрели 49 субъектов федерации, большинство из них поддержали без замечаний.

Нашей области я там не нашел. Может быть, невнимательно смотрел, не знаю. Александр Александрович, направьте свои предложения, как вот вы видите, может быть, там все всплеснут руками и скажут — вот нашелся человек, который осмыслил все до такой глубины, что все остальные мнения нам и не нужны.

Но здесь есть одна принципиальная вещь, у нас тоже во время этих встреч было заявлено, что мы сокращать будем сроки. И тут нужно отдать должное господину Сивакову, это правильный подход, это правильное решение. Но что делает закон, законопроект, который собираются вносить, чтобы дать гарантии бизнесу? Минпромторг предлагает заключать договора аренды на нестационарные торговые объекты, к ним относятся павильоны и киоски, на срок не менее 7 лет. Не менее. У нас сколько?

И вот получается интересная вещь, сейчас мы заключим по новой, загоним куда-то, выработаем схему, я не говорю, что плохо или хорошо, это будет видно по результатам оборота, торгового оборота, это очень важный показатель для региона. Но мы заключим сейчас, а примут этот закон на семь лет, а у нас на три года, или там на четыре, я не знаю точно. Так что будем делать? Перезаключать? По новой оформлять документы?

Может быть, сегодня все-таки временное какое-то положение принять, после чего подождать этого закона и очередной этап вписать уже в его рамки. Можно это сделать? Я думаю, что можно. Так вот, это нам очень важно понять. Минпромторг в своей пояснительной записке к этому документу прогнозирует, что после принятия поправок в России появится 150 тысяч новых объектов торговли, а еще около 100 тысяч объектов будет реконструировано.

Частные инвестиции нужны будут? Да. Сколько? Говорят, 400 миллиардов. Готовы ли у нас в области участвовать в этом процессе, я не знаю. Будем ждать, что каким-то образом мы это учтем.

Я хотел бы процитировать. Есть такая коалиция – киоскеров. Ее возглавляет некто Владлен Максимов, москвич. Он в своем комментарии написал интересную вещь: «реализация законопроекта во многом будет зависеть от региональных властей. Можно принять любой прекрасный закон, но регионы на месте формулируют такие рамочные требования, что никто рад не будет».

Еще одна интересная вещь. Информационный повод, есть такой термин у журналистов, является весьма важной составляющей частью работы СМИ. Есть информационный повод, есть возможность расширить его, получить дополнительную информацию, проинформировать читателей, слушателей, зрителей. Если информационного повода нет — значит, надо его придумать.

Не зря в свое время один из английских основоположников журналистики говорил, что если собака укусила человека – это не сенсация, вот когда человек укусил собаку – вот это сенсация, это и есть информационный повод. Я бы не хотел, чтобы у нас такие вот были поводы, когда все наоборот.

Я знаю только одно, что в череде событий, которые произошли на минувшей неделе, в конце минувшей недели, одно из основных событий, которое нашло отражение во всех мировых СМИ, я уже молчу о российских – это покорение Эвереста нашими, россиянами.

В том числе и нашим земляком, волгоградцем, экс-депутатом Государственной Думы трех созывов, промышленником, как его сейчас почему-то стали называть, экстремалом, альпинистом – Олегом Савченко.

Я знаю, что у Олега Владимировича много недоброжелателей, которые не хотели бы, чтобы мы об этом галдели, не хотели бы, чтобы его вообще упоминали. Но факт остается фактом. Человек заявил, о том, что он идет на Эверест, озвучил цель, задачу. Мы об этом неоднократно сообщали, это находило отражение, повторяю, во многих СМИ.

И вот эта цель достигнута. Савченко вместе со своим бывшим коллегой по Госдуме Александром Сидякиным добрался до вершины. Сейчас вы услышите короткий рассказ Олега Владимировича, которым он проинформировал волгоградцев и зрителей всей страны на канале «Россия 1». Пожалуйста.

Олег Савченко: «Мы не могли сделать так, чтобы они были захоронены, это уже мы сделали при помощи простых приспособлений, камней. При покорении сложнейшая была погода, мело, снег, ветер сбивал с ног, но все равно я насчитал семь человеческих тел, которые лежали буквально в зоне видимости, это 5-10 метров от веревки, от перил, от тропы. Жуткое, ужасное зрелище».

Ефим Шустерман: Вот это было прямо с вершины. И я хочу сейчас, перед тем как еще сделать комментарий, с моей точки зрения крайне важный и необходимый для понимания процесса, для понимания того, что произошло, проинформировать вас вот о чем. Буквально сегодня, рано-рано утром, где-то в пять часов, на Эвересте погибли три альпиниста и один объявлен пропавшим без вести.

Это наибольшее число смертей после событий двухлетней давности, когда лавина снесла альпинистский лагерь и убила 18 человек, еще более десятка горновосходителей пришлось спасать вертолетом в течение последних трех дней.

В районе восхождения стоят небывало холодные погоды. То, о чем говорил Олег Владимирович. В эти же дни, когда шел процесс подъема на Эверест Савченко с товарищами, там был очень сильный ветер, переменчивый. Я хочу сказать, что погода была действительно ужасная, в прошлом году на Эвересте было пять погибших, 640 альпинистов на вершину все-таки взошли и это тоже большой результат.

Мне говорят – это его личное дело. Я согласен, да, это его личное дело. Но еще раз прошу обратить внимание на цель экспедиции, не просто подняться, а совершить акт гуманный, вполне человечный. Всегда было принято каким-то образом отдавать дань погибшим, где бы это ни произошло, даже враги хоронили своих поверженных, потому что это по-человечески, но не всегда это выполнялось.

Здесь особая ситуация. Эверест — вершина мира. Пошли люди, и там Александр Сидякин, я повторяю, он шел туда. Так же, как и Олег Владимирович. Олег Владимирович шел с флагом России и с флагом Волгоградской области, Сидякин шел с флагом России и с флагом Татарстана.

И вот что любопытно, президент республики Татарстан Рустам Минниханов немедленно воспользовался фотографией с флагом Татарстана, которая была сделана там. Выложил у себя, на своем портале, в сети, в инстаграме,. Выложил фотографию, с гордостью сказав: наш флаг там!

Точно такой снимок есть в распоряжении и нашей области. Кто-нибудь, какое-нибудь средство массовой информации, кроме некоторых СМИ, работающих в интернете, кто-нибудь из «официальных» на своих сайтах разместил? Может быть, губернатор наш, исходя из принципа «все-таки наш флаг там побывал», поздравил Олега Владимировича или нас всех?

Видимо, все-таки эти личные отношения портят нам жизнь. Вот невзлюбили, допустим, человека, и все — втоптать в грязь. В дерьмо вкатают так, что не покажется мало. Я знаю Олега Владимировича 15 лет. Я не помню, чтобы он сделал что-нибудь для области плохое. Мне говорят: не пиарь его, пишут смс: Ефим Михайлович, не пиарьте Савченко. Зачем пиарить человека, который состоялся и который сложился?

Но я еще раз говорю, гордость есть у руководства области, что наш флаг побывал на самой высокой вершине мира? Просто поздравить человека. Депутат трижды избирался от Волгоградской области в Госдуму, немало сделал благотворительных, каких-то добрых дел. Более того, например, в районах области отреагировали на это иначе.

Я знаю, что сейчас из пяти-шести районов области пришли Олегу Владимировичу приглашения на уроки мужества, они посмотрели фильм об Эвересте под впечатлением вот этих сообщений. Попросили его приехать к ним. И это тоже патриотизм, и это тоже преодоление самого себя, это часть патриотизма. Поэтому давайте к этому относиться все-таки немного иначе.

Надо отдать должное тем людям, которые нашу область лишний раз, дополнительный, еще раз, еще один раз, еще много-много раз озвучат и дают информационные поводы. Чтобы о нашей области вспоминали не только потому, что у нас падает производство, и не только потому, что у нас бегут предприниматели в другие регионы и сократилось на девять тысяч юридических лиц, которые перестали работать.

Олег Владимирович, наши поздравления. Мои личные, в том числе. Всех благ, новых успехов.

Пойдем дальше. А дальше мы пойдем в связи со следующим событием. У нас на минувшей неделе состоялось интересное такое мероприятие, которое официально называется публичные слушания. О том, как проходят публичные слушания, мы уже много раз говорили.

Даже уважаемый президент России Владимир Владимирович Путин как-то однажды, на своей встрече с журналистами, сказал: мы знаем, как формируются общественные советы в регионах, как там проходят общественные слушания.

Общественные слушания требуются по закону, чтобы отчитались об исполнении бюджета за минувший год — перед тем, как этот документ будет внесен в областную Думу и т.д.

Такие слушания состоялось в известной вам Российской академии народного хозяйства и государственной службы, на Порт-Саида. И там выступал с интересным сообщением, с интересным докладом уважаемый вице-губернатор Александр Владимирович Дорждеев. Вот интересная вещь: он рассказал, как исполняли бюджет, там были и депутаты, был небольшой репортаж по местному телевидению.

И там сидела группа депутатов, которых сегодня почему-то называют оппозиционерами, только из-за того, что они называют другие цифры и делают другие выводы из этих цифр. Вот они оппозиционеры, там начнут их скоро прорабатывать на фракции ЕР.

Право депутата общаться со своими избирателями, говоря им правду, видите ли, подвергается сомнению. Угрозы исключить из фракции. Депутаты обязаны выполнять свой профессиональный долг и информировать людей о том, что происходит на самом деле, не предлагая, не призывая к смене власти. Они говорят так, как они считают нужным. Причем я знаю, они говорят открыто и в облдуме. Этих депутатов тоже показали, там их трое было или четверо. Как-нибудь я их приглашу, если они согласятся придти, они расскажут вам.

Так вот, там был отчет, отчет такой достаточно длинный, можно было бы улыбнуться, если бы там не была сказана одна фраза, которая, так сказать, является квинтэссенцией всего того, что происходило. Александр Владимирович Дорждеев сказал, что региональная экономика по итогам года обладает запасом устойчивости и способна создавать новые источники роста, то есть это показал как раз 2016 год, как говорит он. С таким заявлением он обратился, подытожив свои цифровые данные.

Вообще-то странно, потому что мы не раз говорили об этом и я не буду останавливаться на цифрах подробных 2016 года. Я просто напомню, что по итогам сравнительного анализа аналогичного периода 2015 года, в 2016 году у нас так: доходы сократились в области на 1 млрд 106,8 млн рублей, поступления НДФЛ сократились на 598 млн рублей, увеличились поступления акцизов в рамках принятых нормативных актов, скажем так — дороже стал бензин и прочее остальное.

Безвозмездные поступления в область поступили с сокращением на 11,8 %, это 2 млрд 688 млн рублей и при этом они составляют 25, 4 % доходов. То есть, даже безвозмездные поступления, которые федеральная власть не очень жалела для нашей области, хотя по сравнению с другими регионами мы получали меньше, в силу огромного государственного долга и вот этого самого дефицита бюджета, в котором мы обещали профицитный бюджет, а все-таки пришли с дефицитом серьезным. Дефицит, который составил почти 7 млрд рублей, это очень серьезно.

Более того, я приведу цифры, если мы говорим о том, что 2016 год дал нам возможность для экономики, большой запас устойчивости, я вынужден, я обязан перед вами эти цифры озвучить, что индекс промышленного производства в январе-апреле 2017 года, по сравнению с январем-апрелем 2016 года, составил 95,8 %, так что вы извините меня. В апреле 2017 года, по сравнению с апрелем 2016 года, вообще 94,1 %, а по сравнению с мартом 2017 года — 92,1 %.

Цифры на слух воспринимаются тяжеловато, но я обязан их озвучить. Так вот. Интересная вещь, за январь-апрель 2017 года на территории Волгоградской области построены жилые дома общей площадью 158,1 тыс. квадратных метров, что на 10,9 % меньше, чем за январь-апрель 2016 года.

Где уж тут устойчивый рост? Понимаете, есть слова, а есть цифры, есть факты, есть домыслы. Я никого не обвиняю, я просто констатирую: заявляя о запасе устойчивости и способности создавать новые источники роста, которые заложил 2016 год, ну видимо что-то тут не то. И депутаты как никто знают об этом. Видимо, они как-то отреагировали соответствующим образом, что привело к рассмотрению отдельных депутатов на заседании фракции с последующими угрозами об исключении. Ну давайте жить по принципу вот такому, посмотрим, чем закончится.

Еще я хочу привести одну вещь, совершенно свежая цифра, она меня немножко напрягла. Я имею в виду просроченную задолженность по заработной плате на 1 мая 2017 года. Цифры выглядят так: организации, которые не относится, повторяю, не относятся к субъектам малого предпринимательства, суммарная задолженность по заработной плате по сравнению с 1 апреля 2017 года увеличилась на 212 млн рублей или 5,9 %.

Причем, что важно, чтобы вы понимали, что задолженность по заработной плате из-за отсутствия у организации собственных средств на 1 мая 2017 года составила, слушайте, это ужас — 3 млрд 797 млн рублей или 98,7 %! По сравнению с 1 апреля 2017 года она увеличилась на 188 млн рублей. То есть денег нет у организаций, чтобы выплачивать заработную плату в полном объеме. Понимаете? Поэтому я не знаю, как к этому относиться.

По моим личным наблюдениям, по моему анализу, у нас такая ситуация складывается, что мы сегодня находимся, по данным некоторым, с точки зрения открытого бюджетного информирования на 41 месте в России, четвертое место в ЮФО у нас. Процент от максимально возможного балла составлял 46,9 %, а у нас немножко отстает.

Я это говорю вот почему. Мне заявляют, что у нас для информирования о деятельности областной Думы, городской Думы, органов государственной власти, добавили дополнительно 26 млн рублей, а всего 140 млн рублей, а еще 3 млн вот буквально на гордуму на днях выделили.

О чем вы пишите? Вы информируете людей о действительном положении дел, коллеги? Или вы пытаетесь нам внушить мнение о том, что ребята, занимайтесь там на дачах своими делами и не надо вам знать цифры, не надо вам понимать. А я хочу знать, какова позиция того депутата, за которого я голосовал. Я имею на это право? По закону — да, имею.

Кто может взять и четко прокомментировать отчет о результатах мониторинга использования средств дорожного фонда Волгоградской области и муниципальных дорожных фондов в 2016 году? Так вот, в 2016 году не использовано бюджетных ассигнований дорожного фонда Волгоградской области, источником формирования которого являлись налоговые доходы областного бюджета… Сколько не использовано? 847,7 млн рублей не использовали. Очень интересно. Деньги есть, а использовать их мы никак не можем.

Теперь что касается того, что делается с промышленностью. Я вам советую, если у вас есть такая возможность, зайдите на сайт администрации Волгоградской области, на портал комитета экономического развития, там есть инвестиционная привлекательность, инвестиционная составляющая.

Вы увидите, что мы по-прежнему продолжаем освобождать крупные предприятия от налогов на имущество, на землю, на НДФЛ, рассчитывая на то, что освободившиеся деньги будут стимулом не для того, чтобы вложить их в то, о чем мы говорили, а для развития.

И когда вы посмотрите, там есть такая интересная вещь — на какую сумму освобождены за последние несколько лет от налогов эти предприятия и что в итоге получили. И когда вы прокрыжуете, как говорят бухгалтера, экономисты, вы поймете что что-то тут не крыжуется, что-то не пляшет.

Инвестиционная привлекательность, которая у нас сегодня в Волгоградской области находится на совсем неприглядном месте, является основанием, чтобы нам всем во время отчетов говорили, что мы идем вперед. Сначала мы наводили порядок, теперь движемся вперед. При движении вперед порядок соблюдать не обязательно, видимо. Это такое мое мнение.

Еще одну тему я хочу затронуть. Говоря об информационном поводе, я хочу задаться таким вопросом. Почему кроме интернет-СМИ, интернет-изданий, сетевых изданий мало кто, а почти никто не сообщил о том, что на минувшей неделе Волгоград посетил очень серьезный чиновник. Я имею в виду Олега Анатольевича Плохого. Фамилия такая – Плохой. Он человек сам хороший, а фамилия у него – Плохой. Вот так получилось.

Он возглавляет управление президента по вопросам противодействия коррупции. Он приехал в Волгоград, об этом сообщалось коротко, что вот он приехал и будет даже проводить прием. Говорят он прием провел. Нигде отчетов подробных об этом нет, есть предположения, есть конспирологические точки зрения, но отчета подробного нет.

Для того, чтобы понять, почему это важно для нас с вами, а также что за этим стоит, я хочу просто напомнить о том, что это управление было учреждено приказом президента России Владимира Путина. Оно занимается вопросами противодействия коррупции, подготовке предложений по вопросам этой самой коррупции в органах государственной власти, иных государственных органах, органах местного самоуправления и организациях. А еще — для урегулирования конфликта интересов и содействия президенту в обеспечении согласованного функционирования, скажем так — внесение предложений по подбору и расстановке кадров или их устранения.

Так вот, господин Плохой приехал в Волгоград после того, как на сайтах официальных, в соответствии с законом России, были опубликованы данные о доходах всех наших чиновников и депутатов Госдумы.

Я не буду сейчас называть, кто сколько заработал, я только хочу сказать, что почему-то больше всех, в таком добром смысле этого слова, писали наши местные СМИ об уважаемом Андрее Ивановиче Бочарове. Который, как они говорят, в 2016 году получил доход в 5 раз меньше своей супруги Валентины. У него 4 млн 692 тыс. рублей доходы, что на 259 тыс. рублей больше, чем годом ранее.

А вот у жены его 23,5 млн рублей, хотя в 2014 и 2015 году она декларировала отсутствие доходов как таковых. Я никогда не заглядывал и не заглядываю в карман другому человеку. Заработал – молодец. Работаешь на трех работах – трижды молодец. Но речь идет о том, что это чиновники и они в соответствии с определенным законодательством подвергаются вот такого рода проверке.

Надо знать и понимать, что Олег Анатольевич Плохой, фамилия у него такая, начальник управления президента по вопросам противодействия коррупции, не приезжает ни в одну область просто так.

Вот я поинтересовался и почитал его интервью, которое он давал еще в 2014 году изданию «Аргументы и факты», где он говорит, что да — мы выезжаем, проводим анализ и на основании этого анализа мы даем предложения Президенту. Видимо, что-то заинтересовало начальника управления по вопросам противодействия коррупции после того, как были опубликованы эти декларации.

Но есть еще один повод. Между прочим, в начале нынешнего года, а именно 9 или 10 января нынешнего года, генпрокуратура опубликовала статистику преступлений в регионах за прошлый год, в том числе и по Волгоградской области.

Согласно их данным, Волгоградская область «отличилась» самым большим показателем взяточничества среди регионов России. Всего за прошедший год у нас было, рейтинг такой нехороший – 323 преступления в этой сфере, получение взятки – 158 преступлений. Второе место мы заняли. По общему количеству преступлений экономической направленности, коррупционной направленности область заняла первое место.

Может быть, это заинтересовало Олега Анатольевича? А может, его заинтересовали вот эти вот многочисленные жалобы от перевозчиков маршруток, от тех, кто работает в сфере малого и среднего бизнеса. От тех, кто закрывает учреждения культуры, библиотеки, минимизирует расходы на них якобы? Может быть, это все в совокупности.

Есть еще одна версия. Считается, что очень серьезный интерес вызвала так называемая структура «Питеравто». Мы уже об этом говорили и приводили примеры, что в отсутствие общей транспортной схемы Волгоградской области введение на территории Волгограда, в частности, системы «Питеравто» с ее не совсем новыми автобусами и прочим, задаются вопросом люди: а что это такое? Что это за такая структура, которая выдавила всех, или пытается выдавить всех, или хочет выдавить всех? По чьему приказу, соглашению, договоренностям? Может быть, это заинтересовало уважаемого начальника управления президента по вопросам противодействия коррупции?

Может, все это в совокупности и привело в наш регион начальника управления президента по вопросам противодействия коррупции Олега Анатольевича Плохого. Я просто хочу сказать, что стаж его работы, опыт его работы в силовых структурах в том числе, наверное, приведет к тому, что мы что-нибудь узнаем.

Наверное, узнаем. Чем это закончится, для кого и как — я не берусь предполагать, я не любитель конспирологии. Единственное, что я считаю: это правильно, если человек приезжал с такой миссией и проводил все-таки прием, но проводил прием не в порядке живой очереди, а встречался с теми людьми, которые информировали его, видимо, о чем-то.

Наверное, мы имеем право знать, что было, как развивается и что в итоге может быть. Приведет это к тому, что у нас появится еще кто-нибудь герой? Или, наоборот, приведет это к тому, что еще одного героя не будет. Я не знаю. Это уже не мой вопрос. Но право знать, исходя из принципа «народ хочет знать и народ должен знать», я считаю, у нас с вами есть.

И вот к выборам опять.

Выборы Президента. Внесены изменения в законодательство и будет все это проходить 18 марта, как мы с вами уже знаем теперь. Но есть еще одна интересная, очень любопытная вещь – явка, о которой я говорил. Сейчас отрабатываются в регионах, в которых будут выборы губернатора, какие-то вещи, связанные с тем, чтобы привлечь избирателей на выборы.

И вот пишут, что, может быть, переименование городов приведет к тому, чтобы люди приходили… Вот такие уже есть вещи. Но там есть одна маленькая деталь, она состоит в том, что вопросы переименования городов с политической окраской, например, Волгоград в Сталинград или Калининград в Кенигсберг, Ульяновск в Симбирск, не рассматриваются в этом новом варианте, потому что считается, что это может привести к расколу в обществе.

О чем я уже неоднократно говорил, когда пытались мне объяснить, что надо переименовать аэропорт. Это приведет к расколу. Коммунисты, как считают инициаторы подобного рода референдумов, могут сформировать кампанию за счет как раз темы сохранения советского наследия и так далее. Поэтому, еще раз говорю, когда стоит речь о переименовании аэропорта, о переименовании города — будьте с этим осторожны.

Запись эфира:

Oblvesti.ru

Написать комментарий

Комментарии (2)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума

  • горожанин

    Молодец Ефим Михайлович! БРАВО!

  • горожанин

    Глава Центробанка Набиулина задекларировала доход в 26,8 млн рублей, а жена губера нашего в 23 млн. рублей! И почему жена бочарова такая талантливая не в Центробанке работает, а «сидит» на бюджете Волгоградской области?