Лекарство для российской деревни

Общественное движение «Федеральный сельсовет» выписало свои рецепты отечественному агропрому

В брошюре, выпущенной под эгидой общественного движения «Федеральный сельсовет» приводится любопытная цитата из инструкции служащим одного российского банка: «Ввиду высоких рисков не рекомендуется кредитовать: торговлю оружием и наркотиками, сельское хозяйство». Увы, пренебрежительное отношение к крестьянскому труду у нас все еще не изжито, несмотря на не смолкающие десятилетиями призывы возрождать родной АПК и добавившиеся к ним в последнее время гимны импортозамещению.

Министерство агрохолдингов

Наплевательское отношение к нуждам крестьян выходит стране боком, убеждены в общественном движении «Федеральный сельсовет». Оно было  основано в 2013 году в целях защиты интересов и развития сел, деревень и малых городов России, где в общей сложности проживает более 60 миллионов наших сограждан.

Нефтегазовые доходы страны уже не те, что раньше. Бюджеты всех уровней, мягко говоря, напряженные. Самая пора искать внутренние резервы. Развитие сельского хозяйства и села, вообще, его комплексная поддержка способны не только окупиться, но и дать существенную подпитку местным и региональным бюджетам.

Но это в случае, если поддержка будет не на словах. И не избирательная – в отношении исключительно крупных агрохолдингов, к ряду которых по счастливому для них совпадению имеют отношение родственники бывших и действующих высокопоставленных чиновников. «Министерство сельского хозяйства по факту назначило себя Министерством агрохолдингов», – охарактеризовал текущее положение дел председатель «Федерального сельсовета», известный уральский фермер Василий Мельниченко.

Свое афористичное заявление фермер сделал, выступая на прошедшем в марте этого года Чрезвычайном съезде делегатов от сел, деревень и малых городов «Спаси российское село!». Мельниченко раскритиковал Минсельхоз за отступление от основных целей «Доктрины продовольственной безопасности» и саботаж поручений Президента России по развитию сельских территорий.

Во сне и наяву

«Доктрина…» принималась еще в 2010 году, до санкционной войны. Задумывалось, что постепенно страна сможет обеспечивать себя основными продуктами питания на 90%. Параллельно планировалось изменить структуру национальной экономики, сняв ее с «нефтяной иглы».

Однако особых подвижек не видно. Мы по-прежнему очень зависим как от мировых цен на углеводороды, так и от импорта продовольствия. Просто теперь любые продукты, включая отечественные, обходятся российскому потребителю гораздо дороже, чем раньше.

Что касается президентских поручений, то они были обнародованы в мае 2014 года и касались комплексного решения основных проблем российской деревни. Глава государства требовал разработать меры по улучшению занятости сельского населения, привлечению перспективных кадров, развитию инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры в глубинке, поддержке сельхозкооперации.

Но как отметил Василий Мельниченко, федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий» сведена Минсельхозом к обогащению агрохолдингов. А их, по оценке лидера «Федерального сельсовета», не слишком волнуют ни развитие территорий, ни обеспечение занятости населения. Кроме Минсельхоза, ответственность за невыполнение поручений Президента, по мнению делегатов съезда, повинны Правительство РФ, в целом, Центробанк  и главы регионов.

Чья хата с краю?

Есть претензии и к органам местного самоуправления. Нынче редкий глава поселения знает, какие в хозяйствах у него под носом надои и привесы. Невольно задаешься вопросом: зачем нужен такой чиновник? Неужели только для того, чтобы он получал зарплату из небогатого бюджета поселения, тратил бензин на поездки в райцентр да писал отчеты?

Участники съезда призвали законодательно закрепить за органами местного самоуправления ответственность за функционирование производств на подведомственной территории. Увы, сейчас зарплата и карьерные перспективы главы поселения не зависит от того, есть у селян возможность заработать или нет. И вообще, чем меньше вокруг экономически активных граждан, тем спокойнее ему живется – удобно же ничего не делать, ссылаясь на отсутствие поступлений в бюджет.

О том, что это ненормально, не раз говорил, в том числе на дискуссионных площадках ОНФ, делегат съезда, руководитель Волгоградского регионального отделения «Федерального сельсовета» Андрей Прошаков, у которого свое крестьянско-фермерское хозяйство в Иловлинском районе.

Другое дело, что для повышения эффективности местного самоуправления надо не только наделить его дополнительными полномочиями, но и подкрепить их финансами. Делегаты высказались за внесение в Бюджетный кодекс поправок, перераспределяющих часть налоговых поступлений в казну поселений. Кроме того, с точки зрения участников мероприятия, нужно ввести прогрессивную шкалу подоходного налога.

Ветер перемен

Вообще, съезд выступил с массой любопытных инициатив. Одна из них – создать «Федеральный центр развития сельских территорий и малых городов при Президенте РФ». По мысли авторов идеи, новая структура должна контролировать выполнение упомянутых поручений и координировать усилия различных ведомств по реализации «Доктрины продовольственной безопасности».

Есть, само собой, у «Федерального сельсовета» и свое видение того, как подкорректировать практику господдержки АПК. Первым делом, считают в движении, надо перестать субсидировать банковскую сферу через Минсельхоз, перейдя на выплаты бюджетных субсидий и дотаций напрямую аграриям.

Стоит пересмотреть и список получателей бюджетного финансирования, исключив из него семейные агрохолдинги и сельхозпредприятия с земельными ресурсами свыше 20 тысяч гектаров. Столь мощные компании, по большому счету, не очень-то и нуждаются в госпомощи. Чего не скажешь о более скромных в финансовом плане крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйствах, которым от бюджетного пирога перепадают крохи.

Не благодаря, а вопреки

Именно фермеры могли бы стать «локомотивами роста» в деревне, но едва ли они могут претендовать на эту роль в условиях, когда получить банковский кредит на развитие хозяйства не легче, чем на поставки оружия или наркотиков. Вдобавок, семенной фонд практически исчерпан, эффективно пополнить же его мешают санкции. Минеральные удобрения в изобилии выпускаются в России, но идут на экспорт, а на внутреннем рынке монополисты задирают цены так, что крестьяне вынуждены использовать их втрое меньше нормы.

Тормозят развитие АПК также законодательные препоны для реализации фермерской продукции, отсутствие четко выстроенной системы сельхозкооперации, проблемы с производственной инфраструктурой и социальной сферой.

На Всероссийском форуме «Российское село – 2016» обстоятельный доклад об экономических проблемах развития АПК представил директор ВНИИ экономики сельского хозяйства, академик РАН Иван Ушачев. По его оценке, «оптимизация» учреждений образования и медицины привела к тому, что  средний радиус доступности детского сада для жителей селян составляет 20 км, школы – 17, ФАПа – 15, больницы – 85 км.

С учетом состояния отечественных дорог перечисленные блага цивилизации оказываются для многих селян недоступными, добавил красок в мрачную, но объективную картину директор подмосковного ЗАО «Совхоз имени Ленина», один из лидеров движения «Федеральный сельсовет» Павел Грудинин. На съезде «Спаси российское село!» он прямо заявил, что нынешний экономический курс сделал жизнь в российской деревне невыносимой. Грудининское предприятие умудряется бить рекорды производительности и обеспечивать достойную жизнь работникам, но происходит это не благодаря, а вопреки проводимой властями аграрной и социальной политике.

Свет и тень

Каждый новый губернатор Волгоградской области (а подолгу на этом посту в последнее время не задерживаются) не обходится в начале своего правления без лозунга типа: «Поднимем сельское хозяйство!». Потом рапортует о каких-то успехах по этой части. А потом уже следующий обладатель главного кабинета в обладминистрации заводит знакомую песню: «Поднимем…».

Труженики того самого, так часто «поднимаемого», сельского хозяйства недоумевают: а когда ронять-то успевают? И кто, собственно, роняет? Неужто этот прыжок в пропасть всякий раз неуловимо случается в краткие моменты между отставкой  одного главы региона и приходом другого?!

Очевидно, что сегодня волгоградский агропром опять находится в незавидном положении. А проблемы, которые можно решить только на федеральном уровне, усугубляются неумелыми действиями или бездействием на местах. В итоге личные подсобные хозяйства, на которые в регионе приходится примерно две трети поголовья крупного рогатого скота, по выражению иловлинского фермера Андрея Прошакова, «по сути вытолкнули в «тень» – выгнали из экономики».

Этот острейший вопрос фермер Прошаков поднимал на прошлогоднем «круглом столе» в Общественной палате Волгоградской области: «В каждом сельском поселении есть два-три пункта приема металла. Молоко принимает один заготовитель. А мясоприемных пунктов вообще нет. Поэтому мясо высокого качества ушло в подполье. Я не знаю, куда со своим обратиться. Поэтому из трех-четырех районов собираемся в «кооператив», оформляем документы на вывоз, и погнали в Москву».

«Чтобы получить кредит, нужна справка о наличии выпасов, но общественных выпасов в поселениях нет, – справедливо возмущался  Андрей Павлович. – Убойных площадок нет. На весь Иловлинский район один убойный пункт… Чтобы отвезти на забой корову, нужно взять трактор с тележкой, помыть ее – в Кузнецах это стоит 3 тысячи рублей. Забить и получить справку – 9-10 тысяч».

Официально скот почти не забивают. Тем не менее, поголовье несет потери. Выходит, забой осуществляется подпольно. Крестьяне за бесценок отдают  скот заезжим перекупщикам. Мимо государственного и местного бюджетов пролетают налоги, а мимо столов волгоградцев – качественное мясо от ЛПХ и КФХ.

Пищевое расстройство

С больших же ферм, принадлежащих агрохолдингам, нередко на прилавки идет мясо животных, которых в погоне за прибылью перекармливают различными искусственными добавками, убеждены фермеры. Как мрачно шутят они, «если продегустируете такое мяско, на Олимпиаду вас антидопинговые службы точно не пустят».

С молоком ситуация тоже не радужная. «Закупочная цена не менялась 15 лет, – сетовал на том же «круглом столе» в Общественной палате Андрей Прошаков. – Крестьянин, встающий в пять утра, не поедет торговать на рынок. Посмотрите – там одни и те же торгуют. В местные социальные учреждения нашей продукции тоже нет дороги. Женщина сдала молоко по 12 рублей и повела ребенка в садик. Там он пьет разведенное двухпроцентное молоко, которое согласно 44-му Закону закупают по 60 рублей».

Прошаков предложил запустить пилотный проект хотя бы в одном из районов области: «вернуть закупки на исходные позиции, чтобы, как несколько лет назад, местные производители, в том числе ЛПХ, могли сдавать молоко в социальные учреждения после того, как его проверил ветврач». Тем более, что Президент России Владимир Путин давал установку о продвижении местных сельхозпроизводителей. В случае успеха «пилота» регион мог бы выйти с законодательной инициативой об отмене нормы, закрывающей путь качественного и недорогого молока из ЛПХ и КФХ в социальные учреждения.

Написать комментарий

Комментарии (2)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума

  • Татьяна Дудина

    Да, хотелось бы, чтобы сельское хозяйство увидало зеленый свет. Вот таких людей, как Андрей Павлович Прошаков и надо выбрать в ГосДуму. Это не равнодушный и знающий человек о всех нуждах простых селян. Больно смотреть, как большие совхозы рушатся из-за «нерентабельности». Гляжу на наш хутор — и войны не надо, все развалили.

  • Серёга

    Давно пора отменить норму, мешающую фермерам поставлять молоко напрямую в школы, детсады, больницы. Естественно, после проверки продукции санврачом.