«Красный Октябрь». Отходная молитва за здравие

Кто и почему упорствует в попытке уничтожить ведущее предприятие в стране?

Многовекторная атака на металлургический комбинат «Красный Октябрь», видимо, дошла до своего апогея.

Налоговая инспекция и другие структуры, подстрекаемые администрацией области, открыто игнорируют законодательство, здравый смысл и требование президента России Владимира Путина.

Хочется денег

Налоговая инспекция продолжает упорствовать в желании объявить банкротом комбинат «Красный Октябрь». И ладно бы только объявить. Задача, очевидно, куда более тривиальная – не дать работать ведущему в своей отрасли предприятию страны.

Про ведущее в стране, к слову, вовсе не преувеличение. Отраслевая ассоциация «Спецсталь» выпустила отчет за прошлый год, из которого следует, что «Красный Октябрь» сохранил лидерство в России по выпуску сталей специального назначения.

Вместе со Златоустовским электрометаллургическим заводом, который входит в группу «Красный Октябрь», ВМК выпускает 2/3 всей спецстали в стране. Причем, несмотря на нападки со всех сторон, волгоградский комбинат в 2017 году производство увеличил!

Как тут отделаться от мысли, что производственные успехи просто стали поперек горла конкурентам, которые не погнушались «нанять» для рейдерской атаки разношерстную команду от конкурсных управляющих до, как утверждает руководство комбината, первых лиц администрации области?

Отделаться сложно. Особенно принимая во внимание новые детали спецоперации по убийству уникального предприятия.

В аргументации своего иска, который подан, кстати, вторично – первый раз в иске было отказано, налоговая нашла новые «доказательства». Теперь в их качестве предложена некая справка оперативного сотрудника МВД, который сообщил, что несколько лет назад комбинат ввез в Россию оборудования на два миллиарда евро!

Конечно, не просто ввез, а проделал какую-то «легализацию». Для понимания цифры сообщим, что два миллиарда евро это все инвестиции в Волгоградской области за год – от смены гигантских механизмов на Волжской ГЭС или нефтеперерабатывающем заводе до строительства киосков.

Такую, без преувеличения, фантастическую справку налоговой удалось приобщить к делу в арбитражном суде. «Красный», вопреки протестам, сдал в этот же суд документы, которые в принципе напрочь разбивают все версии налоговой – что первую, в которой комбинат брал кредит в валюте без цели вложиться в оборудование, а только лишь за-ради заработка на курсовой разнице; что новейшую про астрономический ввоз в Россию, с которого тоже или заплатили не всё, или просто не в тот карман.

Таким образом, комбинат представил бумаги, подтверждающие, что никак не аффилирован с банкротным «Торговым домом» несостоятельного же завода «Красный Октябрь». Кроме того, суду предоставили выполненное независимыми экономистами и основанное на бухгалтерских документах исследование, выводы которого однозначны: кредит – конечно, не на 2 млрд, а 56 млн евро – комбинат брал. И на него купил оборудование для нового производства.

Тем не менее, инкассовые поручения на 460 млн рублей уже висят на счетах комбината. Причем по 30-40 млн на разных. Это, в общем, законно, а вот изымать средства на зарплату – нет. Но иногда можно, как выяснилось.

По одному из счетов от гособоронзаказа поступило 35 млн рублей, которые комбинат планировал тут же направить на часть выплат по зарплате. Но не успел – налоговая списала средства! По своему, напомним, внутреннему решению, которое сегодня  оспаривается в судах.

Одновременно ФАС ведет огромную проверку, цель которой – выяснить, как комбинат выполняет оборонзаказ. До ареста счетов никаких претензий в этом вопросе к «Красному» не было. Но теперь выполнять его комбинат просто не может – по условиям этих тендеров нужно иметь специальные счета в определенных банках и не иметь взысканий от налоговой.

У металлургического комбината арестовано, напомним, все – акции, имущество, здания. Совсем свежее ноу-хау изобретено районными судебными приставами.

Они наложили запрет на регистрационные действия – менять устав, генерального директора и т.п. – на основании того, что «Красный Октябрь» не исполнил решение Краснооктябрьского районного суда. Тот постановил, что именно предприятие виновато в стоках дождевой и талой воды через коллектор Банный. Коллектор городской, но виноваты металлурги, ведь через территорию комбината труба выходит к Волге.

Сегодня оказалось, что про 460 миллионов налоговая погорячилась – суд решил, что 430.

С глаз долой, из сердца вон?

На «Красном» начались сокращения – панические слухи распространяются быстро. Тут важно понимать, что есть оптимизация персонала, а есть возможные катастрофические последствия от действий власти.

В первом случае вопрос понятный – как неоднократно заявлялось ранее, с предприятия действительно уйдет 600 человек, которые до последнего времени работали на уже нерентабельных производственных участках. Решение тяжелое в социальном плане, но объяснимое.

В условиях фискального и правоохранительного прессинга дотировать убыточные или даже находящиеся на нулевой рентабельности цеха просто нет возможности. При этом, подтвердили в администрации предприятия, экономить будут на обслуживании, а вот общий фонд оплаты труда останется прежним – значит, после сокращения вырастет зарплата у остальных сотрудников. В среднем до 35 тысяч.

Но кому-то это очень не нравится. Кстати, рабочих и инженеров «Красного» власти активно и не скрываясь вербуют переходить на алюминиевый завод, который вроде как все-таки возобновит основное производство, а также на тракторный (!), которому Андрей Иванович в разные периоды своего настроения то обещал сотни миллиардов заказов, то называл «этот земельный участок».

Конечно, коллектив это подстрекательство не может не нервировать.

Остается и фактор мундиаля.

Как известно, несмотря на все злоключения, комбинат начал работы по установке газоочистки. На время чемпионата мира по футболу власти требуют от «Красного Октября» не остановки дымящей печи, на которую как раз и сделают газоочистку, а полного прекращения всех работ.

Уточним: не на время собственно матчей чемпионата (две недели), а на два месяца.

Для предприятия фактически непрерывного цикла срок не малый. Объясняя невозможность подобного рода манипуляций, комбинат разработал и представлял для регионального координационного совещания собственный план работы в режиме ЧМ и гарантии безопасности для него.

Коротко суть плана такова: с 25 мая комбинат работает в особом режиме по безопасности, с 1 по 16 июня отключает сталеплавильное производство. С последующим возобновлением работ после окончания турнира.

Но, похоже, всеми правдами и неправдами будут требовать остановить малейшие движения на «Красном», причем с 25 мая по 25 июля. В нынешней ситуации для комбината это если не гвоздь в крышку гроба, то как минимум путевка в реанимацию.

Судите сами: «Красному Октябрю» мешают получать госзаказ, ему предъявляют сотни миллионов претензий, он не может даже получить кредит, ведь арестовано оборудование и нечего закладывать.

А тут не просто остановка сложного оборудования, всегда работавшего в непрерывном цикле, но и полный запрет на хоть какой-то заработок.  Ситуация ужасная.

Именно на остановке по судебному требованию обеих действующих печей комбината настаивает Росприроднадзор. Причем не с 25 мая, а с сегодняшнего дня.

Как пояснил владелец комбината Дмитрий Герасименко, такое развитие событий с огромной долей вероятности вынудит его пойти на дальнейшее сокращение числа сотрудников. Неработающему предприятию с арестованными счетами попросту нечем будет платить людям.

Видите ли, в отличие от чиновников, душащих комбинат, коллектив предприятия зарабатывает трудом, а не сидит на шее у волгоградцев.

Кстати, в уголовном деле против Герасименко особых подвижек нет, хотя буквально каждый день вскрываются всё новые факты по поводу того, например, кто реально похищал кредиты старого обанкротившегося завода «Красный Октябрь».

Кроме того, проведена независимая оценка активов, которые структуры Герасименко приобрели в ходе банкротства завода «Красный Октябрь», создавая одноименный комбинат. Из этих расчетов следует, что данные, которыми оперирует МВД, совершенно несостоятельны.

Так, например, по независимой экспертной оценке рыночная цена имущества предприятия «Волгоград-металлообработка», которая досталась Герасименко за 235 млн рублей, была примерно 386 млн. Однако это именно рыночная цена. 93 % торгов в России заканчивается на стадии 10% от первоначальной.

Вдобавок, Финансовый университет при Правительстве России выпустил методологию определения ликвидационной стоимости активов, которую утвердили около 20 вузов. Согласно ей, средний дисконт в таком случае составляет 67% от первоначальной цены. По таким расчетам комбинат не «похитил, вступив в сговор», как считают некоторые полицейские, а даже переплатил.

«Все торги признаны арбитражами законными и не оспорены. Как они вообще могут быть основанием для обвинений, – удивляется Дмитрий Герасименко. – Последняя версия этих претензий такова, что я «принес ущерб группе «Красный Октябрь», то есть самому себе».  

Одну пиррову победу гонители «Красного», похоже, уже одержали. Баррикадская площадка комбината скоро вернется в конкурсную массу завода. «Через несколько месяцев посмотрите, что с ней будет. Кто будет содержать эти 300 человек? Никто», — уверен Герасименко.

Слово президенту нашей страны Владимиру Путину. «Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами. Эта рутина не позволяет нам двигаться вперед»,— сказал наш национальный лидер.

Отчего в Волгограде тем же словосочетанием «движение вперед» называют деяния, прямо противоречащие словам Путина? Непонятно, а главное не ясно другое – сколько еще химпромов и взбт нужно провернуть Андрею Ивановичу, чтобы губительность такой политики стала очевидна?

Андрей Петровский

Написать комментарий

Комментарии (0)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума