Герой и всемирная паутина

Они среди нас

Мы уже бывали здесь. Помните? «Хозяин большого, по-государственному обставленного кабинета аж высунул от усердия язык, выводя отвыкшей от письменных упражнений рукой малопонятные даже ему самому каракули. Но доверить такое деликатное дело канцелярским крысам было никак нельзя».

Тяга к письму — штука хорошая, на самом деле. Это затягивает. Только зачем, в самом деле, излагать свои просьбы, чаяния и умные мысли, буде последние вдруг найдутся, на бумаге? Интернет к твоим услугам. Читай, рассказывай, спорь. Чем и занимается в данный момент уже хорошо, очень хорошо известный нам временный владелец помещения.

От тыканья непривычными к этому занятию пальцами по клавиатуре Андрей Иваныча отвлек неожиданный в этот поздний час визитер. Аккуратно прикрывший за собой дверь мужчина с приметным ежиком седых волос шумно вздохнул и промокнул платком пот со лба.

— Что, Саша, опять пешком? Лифт так и не работает? — сочувственно спросил сидящий за компьютером. — Экая досада. Строили-строили, а все одно — как в старой многоэтажке. То заело, то замкнуло, а то норовит все вниз уехать. Никакого движения вперед, слушайте-послушайте.

— Ничего, Андрей Иванович. Заработает скоро, в рамках комплексного наведения порядка во всех сферах. А я привычный. Бывает, и на работу пешком хожу. Погружаюсь, так сказать, в среду.

— А… Ну ее, эту среду. Слушай, иди сюда. Тут интереснее дело есть. Вон, белку со стула сгони и садись поближе. Что она вообще здесь делает? В пятницу, видать, уборщица окна не закрыла. Дура. Я семечек ей купил, не жрет. В смысле — белка, не уборщица. Эта вечно под лестницей стоит, шелуху плюет в ведро вместе с депутатами. И зачем мы им курить запретили? Теперь в зал заседаний не загонишь. Гляди…

Осмотримся, пока мужчины пытаются понять, на какую кнопочку нажимать в окошке и почему ссылка на передовицу из свежей «Стратегической правды» никак, сволочь, не вставляется куда надо.

Да нет, никаких особенных изменений не произошло. Только пожарный щит на стене зачем-то теперь, да совсем уж непонятно к чему пришпиленный плакат с убегающими во все лапы от полыхающего огня тремя медведями и надписью: «Товарищ, помни! Жаря шашлык в лесу, ты рискуешь оставить Родину с голыми пеньками».

— А… Вот так. Готово. Чего-то не пойму я, Александр Иванович, этих высоких технологий передачи мысли. Пишут вот — Анна Пустынная вам подмигнула. Ну это ладно. Баба. А вот если Василий Уточкин? Чего он мне глазом того-самого? Молодежь, говорят, нынче какая-то не такая пошла. Раньше все по женским общежитиям лазали, а теперь по мужским повадились? Что мы делаем не так?

— Да не бойтесь, потом поймете. Этот вроде как когда уже не знаешь, чего сделать, то просто подмигиваешь. Ну вроде как Тракторный обещали не закрывать, а его… Ну и вот тоже так. Подмигивать остается.

Седой заместитель большого начальника вдруг вспомнил что-то давнее и ухмыльнулся.

— Меня вот тоже поначалу обзывали каким-то шейхом. Нет, шейком. Нет… Как же его. А, фейком. А потом вот Машка объяснила, как оно правильно. Только, говорит, тут надо было настоящим именем представляться. А я как-то сразу подумал, мне там один понравился мужичок, Внутренний Волгоград. Хорошо пишет, собака. Ну и я тоже думаю — буду Внутренний именоваться. Познакомился с народом. Стали писать, за жизнь советоваться. За комплексное развитие территорий.

— Нет, настоящим именем никак нельзя. Они же все думают, что я сложнее телефонной трубки вообще ничего не знаю. А тут, хе-хе, сюрприз. Только вот что ж они меня так не любят? Ну эти-то ладно, которые гордые-независимые. А остальные? Мы же тут все одной ниточкой повязаны. Ну… То есть вместе движемся в светлое будущее.

— Ага. Как говорится, в перед, — поддакнул именуемый, когда хозяин кабинета находился в хорошем настроении, просто Сашей.

— Ты мне, Александр Иванович, не подкалывай! — взъярился вдруг его собеседник. — А то как подколю, поедешь в Палласовку изучать внутреннюю политическую обстановку. На всю зиму. Знаешь же, что это все для людей делаем. Для всяких там.

— Простите, шеф. Я же не в обиду. Вырвалось…

— Вырвалось у него. Ну ладно, Саня. А вот ты мне все-таки скажи. Эти, гранты которые жрут, как кролик морковку, они пишут, что все у нас движется правильной дорогой. Я как загляну в Фейсбук, так буквально через раз рассказывают, что мы все построили, а кто рассказывает по-другому, те фантазеры. То есть не просто так жрут. А которые эксперты — почему не в едином порыве?

— Так им тоже платить надо, эксперты они такие. С самомнением. Задарма даже задницу не почешут. На всех не хватило.

Тут в недрах ноутбука что-то призывно дзынькнуло.

— Гляди, сообщение. «Здравствуйте! Приглашаем на увлекательный перфоманс в наш уютный подвал. Гвоздь вечера — выступление Афанасия Царицынского, звезды спиннерства, нового направления в современном искусстве». Это чего?

— Не обращайте внимания, это так принято. Реклама с доставкой на дом.

— А если я не хочу?

— А вот это уже их не волнует.

— Но ведь это же бардак! Это мое личное пространство. Я вообще эту дамочку знать не знаю!

— А тут везде бардак. Буржуйская сеть. По заветам самого Збигнева Бжезинского строилась. Ну вы помните, этот старый, который с фронта, рассказывал. Он про него всегда рассказывает. Да бог с ним. Полюбуйтесь вот, — Александр Иванович быстро, как мог, пощелкал клавишами.

— Надо же, красиво. История, архитектура. Эх, зачем я повелся на этот музей типовой? Надо было все же старое отреставрировать. Все думалось мне — надо войти в историю, надо войти в историю… Стоп. В Москве? Так он же в Италии был. Еще эту привез, типа самогонки ихней.

— А черт его знает, зачем. Он вообще какой-то странный.

— Все вы у меня немного того… Ахахахаха, шучу. Значит, я еще не понял. Пишут какие-то молодые. Про меня. Что хороший и вообще. А те, пишут, плохие. Хапуги. Так и видят, как бы все назад двинуть. Думаю — дай подыграю, посмотрим, что будет. Кааак набросились, чисто саранча. А у меня этот, профиль-то, сам видишь — солидная такая дама.

— Оскорбляли?

— Не то слово. Слушай, ну мы, конечно, не ангелы, что уж там, — задумчиво произнес Андрей Иваныч. — Но вот так женщину, как какие-то зверята… Кто их на волю выпустил? Они же нам весь имидж побоку пустят. И про этого, худрука грузинского. Срамота.

— Да я сам не знаю, что с этим делать. Дима молодой говорил — так надо. У него, мол, опыт. А тут, глянь, можно и в суд подать. Говорили мне, говорили. Высоко метит, стервец. Может, под меня копает?

— Ну да ладно. Ты иди, а я еще посижу, тут пара тестов непройденных осталась. «Кто вы в пантеоне славы древних богов» и «Ну кто ты после этого?». Не понял только, после чего — этого.

Дверь за Александром Ивановичем захлопнулась. Хозяин кабинета немного поигрался с компьютером, выключил наконец. Насыпал на газетку еще семечек для белки, увлеченно пережевывавшей в данную минуту краешек шторы.

Пора и домой. Эх, шашлыка бы щас… Но нет. Впереди чемпионат мира по футболу. Не успеем, пообещал зампред правительства, всем хана. Да и пожарили уже раз. Потом наедимся.

А завтра с утра, после оперативного совещания, надо бы заглянуть, нет ли новых тестов. Главное — опять весь день не просидеть. Затягивает. Выкинуть компьютер, что ли?

Напоминаем, что искать совпадения с реальными людьми или событиями в подобных текстах — занятие неблагодарное. Их нет.

Внутренний Волгоград

Написать комментарий

Комментарии (2)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума

  • Дина

    Класс!

  • Волгоградец

    Стиль написания похож на бывшего журналиста ( нонешнего горе-депутата с зарплатой в 200тыс. рублей) Осипова. Он так раньше изощрялся.