Ефим Шустерман: «Одержимый холопским недугом, целый город с каким-то испугом подъезжает к заветным дверям…»

О том, что стоит за любимым лозунгом губернатора Бочарова «Одна страна – одна команда», о «программном» интервью Андрея Ивановича, насколько доверяют ему жители области спустя три года, зачем представители одной известной партии стараются уничтожить местное самоуправление в стране, а также о протестной активности в нашем регионе - обо всем этом говорили в авторской программе «Давайте разберемся!» волгоградского журналиста Ефима Шустермана

В рамках информационного партнерства с радиостанцией «Эхо Москвы в Волгограде» портал Oblvesti.ru предлагает свои читателям текстовую версию передачи.

При виде толпы местных чиновников и депутатов, наперегонки спешивших 2 апреля поздравить губернатора Бочарова с трехлетием назначения на должность, известное стихотворение русского поэта Николая Некрасова «У парадного подъезда» вспоминается моментально. Уж очень похожая картина.

Ефим Шустерман: Вы знаете, 2 апреля эту «движуху» у здания по проспекту Ленина, 9, я увидел случайно. Было понятно – происходит что-то интересное. Я поинтересовался, и один из искушенных чиновников сказал буквально следующее: «Нечего таращить глаза, вспомни Некрасова». И я вспомнил. 160 лет назад написано стихотворение «Размышления у парадного подъезда», но как актуально! Помните?

«Вот парадный подъезд. По торжественным дням,

Одержимый холопским недугом,

Целый город с каким-то испугом

Подъезжает к заветным дверям…»

Так вот, оказывается, 2 апреля исполнилось три года с того дня, когда Бочаров был назначен Указом Президента исполняющим обязанности губернатора. Он затем в сентябре был избран и вступил в должность 24 сентября 2014 года. Так что, возможно, в сентябре нас тоже ждет подобное столпотворение у парадного подъезда. Посмотрим.

На днях же Андрей Бочаров встречался с «Ротором». Сказал им, что команде не даст пропасть, что клуб нам нужен, пообещал много хорошего. Интересная фраза прозвучала на этой встрече от губернатора: «Вы должны были оказаться в яме, чтобы понять, где мы находимся». Это еще и очень применительно к экономической ситуации, в которой сейчас оказалась область.

Мои коллеги из одного информационного агентства, спустившись, что называется, с высоты на грешную землю, выложили на свой сайт ролик с опросом жителей Волгограда – почему-то только Волгограда – о том, как они относятся к деятельности губернатора. Монтаж там есть, сделали они это филигранно. Я, как человек, отдавший телевидению 25 лет, знаю, как это делается. Красивая работа с точки зрения «поднести конфетку в блестящей обертке». Это их право, безусловно, в соответствии с законом о СМИ.

Мы не будем дублировать, а сделаем свой телефонный опрос, о результата которого я скажу в конце программы. Вопрос такой: вы по-прежнему, три года спустя, доверяете губернатору Бочарову?

Три года назад боевой офицер, Герой России, пришел полный сил, привел с собой непонятно откуда взявшихся людей и начал менять тактику, менять работу.

Почему так формулируется вопрос слушателям – да потому, что ожидания были большие. И рейтинг голосования, почти как у Президента Путина.

Об этом в свое время только ленивый не писал, красиво преподносили все эти цифры. Особенно СМИ «с бюджетными конфетами во рту», как говорит один мой коллега с портала Oblvesti.ru.

Кумовство или нет?

Не могу не сказать и о «программном» интервью Бочарова. Начнем с того, что это очень странное «произведение» не менее странного «регионального канала федерального значения». Я не понимаю, что значит название канала. Не знаю, что такое в журналистике — «программное» интервью. Удивляют мои коллеги, но что не сделаешь, когда грант надо отрабатывать.

Интервью расшифровали и опубликовали на некоторых ресурсах. Надо сказать, что обилие цифр меня потрясло. Но были и хорошие новости – в Волгограде впервые создан региональный фонд развития промышленности.

Я попрошу прокомментировать это событие нашего эксперта, промышленника, кандидата экономических наук, лауреата Государственной премии в области науки и техники, депутата Госдумы VI созыва Олега Савченко. Помнится, Олег Владимирович, вы говорили о необходимости создания такого фонда неоднократно?

Олег Савченко: Конечно, то, что создан такой фонд, несомненно, правильно. Но, на мой взгляд, поздновато по сравнению с другими регионами. Однако лучше поздно, чем никогда. Насколько я знаю, возглавил фонд уважаемый в регионе человек, Владимир Александрович Кабанов. Кстати, в этом назначении есть некоторое противоречие.

Ведь Владимир Александрович — из команды губернатора Максюты. И совсем недавно все свои неудачи новая команда сваливала именно на него. Но вот сейчас мы видим, что старые кадры возвращаются. Те самые, которые в свое время вместе с Николаем Кирилловичем создавали относительное благополучие и перспективы Волгоградской области. И я рад, что грамотные управленцы возвращаются.

Но вместе с тем есть масса молодых, интересных, способных предпринимателей. Которые сами, не обращая внимания на городскую и областную администрации, смогли реализоваться. Есть и у нас в области команды федерального уровня, технологичные компании. Несмотря на вредоносность наших чиновников, они сами были созданы с нуля! Вот таким бы компаниям надо помогать. И то, что создан фонд, я только приветствую.

Ефим Шустерман: С учетом софинансирования сумма фонда составит 333 млн рублей, из них 100 млн — от области, остальные федеральные. Как сообщается, на льготный займ под 5-7% годовых претендует уже 30 малых и средних предприятий. Это реально, как думаете?

Олег Савченко: Если это не будет, как обычно у нас – получить деньги и «порвать» их, распределить по кумовству всяким брянским группировкам или киквидзенским, или другим – это одно дело. Если действительно деньги пойдут на подъем промышленности, на молодых способных ребят – это наш шанс. Один из последних.

Ефим Шустерман: Я хочу задать вопрос об эффективности использования средств. В своем так называемом (я еще раз иронизирую) программном интервью Бочаров говорит, что навели порядок в бюджетной сфере. Есть такое понятие, как эффективность госзакупок, и говорят, мы сэкономили на них деньги. Но вот если мы в 2015 году занимали 66-е место в России по рейтингу конкурентности, то в 2016 – уже 71-е. Как это? Кумовство или нет?

Олег Савченко: По опыту могу сказать, что старался никогда не прикасался к государственным деньгам. От соблазна подальше. И еще, чтобы не договариваться с чиновниками об откатах. Могу предположить, что есть некая компания – одна — которая устраивает аукционы. И она почему-то все эти конкурсы проводит, мягко говоря, предвзято. Она ведь одна, и нет альтернативы. Я прав?

Ефим Шустерман: Как в воду смотрите. У нас любопытная вещь происходит. 96% проводимых в Волгоградской области госзакупок приходится на одну торговую площадку. Что это означает?

Олег Савченко: Все понятно. Это означает то, что есть одна компания, которая получает тендеры на проведение конкурсов, аукционов. Естественно, она заинтересована, она «ручная». То есть, шаг вправо — шаг влево ради конкурентности и эффективности она делать не будет. Она будет делать все по звонку чиновника, который поручил ей проводить конкурсы и аукционы. Соответственно, выигрывать их будут те, кто договорился заранее с чиновниками. Это формальная прослойка, которая изображает, что у нас есть конкурс. Это просто и очевидно.

Ефим Шустерман: Недавно заместитель руководителя федеральной антимонопольной службы Андрей Целиковский заявил что госзакупки у нас в стране на 1 трлн рублей охвачены картельным сговором. И мы здесь на 71-ом месте. Так что, свою толику в эту картельную опухоль Волгоградская область вносит.

Местное самоуправление — пора прощаться?

А сейчас я хочу поговорить о предполагаемой реформе местного самоуправления. Мой собеседник — исполнительный директор Ассоциации «Совет муниципальных образований Волгоградской области», подполковник запаса Александр Щербань.

На прошлой неделе состоялось знаковое событие — отчетная конференция Ассоциации. Самое главное, чего я ждал — дискуссии вокруг одной из болевых точек. Ведь накануне большинством голосов в Госдуме принят закон по инициативе фракции «Единой России», по сути, ликвидирующий местное самоуправление в России.

Во что потом превратилась это мероприятие — я не буду сейчас говорить. Не хочу вас подставлять. Поговаривают, что наш полковник ревностно относится к мнению подполковника, а уж к мнению капитана запаса, которым я являюсь, и подавно.

Александр Щербань: Местное самоуправление может быть ликвидировано на уровне сельского поселения, но оно остается на уровне городского округа. То есть смысл местного самоуправления остается, но через сильное укрупнение и удаление власти от населения. Якобы экономия средств, возможность лучше распоряжаться средствами, или, как говорит наш депутат Госдумы Ирина Гусева, «селяне тоже хотят жить, как в городе».

Ефим Шустерман: Ну да, и сразу в селе, в котором не было больницы, она появится…

Александр Щербань: Я выражу личную точку зрения – это не официальная точка зрения Ассоциации. То, что происходит, например, в Московской области – на самом деле практически ликвидация местного самоуправления. Суть заключается в том, что если раньше надо было согласие населения по поводу объединения, надо было референдум проводить или опросы, то теперь достаточно решения представительного органа сельского поселения. То есть 10-12 депутатов, которые согласятся с таким объединением — и все.

Ефим Шустерман: Да, причем эти 10-12 депутатов проходят на свои выборные должности при содействии главы администрации района, как мы знаем…

Александр Щербань: Бывает, что и глава района занимает должность при содействии губернатора… Все это мы прошли на примере нашего Михайловского района. Тогда в законе этого не было, но и не было запрещено. Теперь вместо 15 сельских поселений – один городской округ.

Ефим Шустерман: Стало лучше жить?

Александр Щербань: Нет официальных цифр. По моим ощущениям — пока ничего путного, что можно было бы поставить в заслугу такому решению, нет. Мифическая экономия куда-то рассосалась. Маневр средствами возможен в рамках бюджета, хотя, я считаю, то же самое можно было бы делать в рамках существующих бюджетных отношений.

Ефим Шустерман: Я не услышал этого и на отчетной конференции.

Александр Щербань: Да никакого анализа ситуации и не было, я ставил этот вопрос в свое время. Но руководство не сочло нужным. Честно говоря, никто это тщательно не проверял, чем все закончилось. Где плюсы, где минусы? А в 131-й закон напринимали столько поправок, что он уже превратился в лоскутное одеяло.

Ефим Шустерман: Вот, скажем, некий полковник, облеченный властью, проснувшись утром, решит, что город-герой Волгоград надо реорганизовать из единого городского округа в муниципальные районы. Он может это сделать?

Александр Щербань: Легко, если будет работать новый закон.

Ефим Шустерман: То есть, мы можем получить по воле отдельно взятого человека в отдельно взятом регионе некие преобразования?

Александр Щербань: Запросто.

Ефим Шустерман: А тебя спросят, а меня спросят, или уважаемых наших горожан? Сошлюсь на авторитет. Глава Института политического анализа и стратегии, доктор наук, политолог Дмитрий Нечаев отметил, что в ходе исследований данной проблематики, то есть вопросов местного самоуправления, органы МСУ являются одними из самых забитых политических институтов в современной России. А Президент говорит, что должен быть реальный механизм системы обратной связи между властью и людьми – это выяснение мнения населения. У нас с этим как?

Александр Щербань: Вроде на бумаге гладко, а на деле… Мы, например, приняли местный закон об опросах граждан, но пока не применяли. А на самом деле я согласен, что роль МСУ и условия, в которых они работают, далеки от того, что хотелось бы. Когда принимали 131-й закон, был расписан переход к 80% самообеспечиваемости. Потом об этом забыли. Редко кто перевалит за 50%. Обычно меньше. Поставлены такие условия, что полноценного самообеспечения практически нет.

Ефим Шустерман: Как должен вести себя губернатор, который понимает, что органы МСУ — подспорье в решении многих проблем? Или он выстраивает вертикаль, которую позволяет выстроить новый закон?

Александр Щербань: Не знаком с Андреем Ивановичем, и не уверен, что он подозревает о моем существовании. Но я глубоко убежден, что органы МСУ — это фундамент, на котором стоят и должны стоять все другие этажи. А уж кто и как к ним относится – вопрос. У нас «скукоживается» год от года это местное самоуправление.

Ефим Шустерман: Совет по правам человека просил Президента не подписывать этот закон. Юристы Госдумы раскритиковали его в пух и прах, а председатель профильного комитета даже не голосовал. И никто, кроме «Единой России», за это не голосовал. Но, если звезды зажигаются, значит это кому-то нужно. Совет по правам человека говорит в своем письме, что закон фактически упраздняет установленную Конституцией двухуровневую систему организации местного самоуправления. Предлагаемая модель, по сути, является фиктивной моделью МСУ.

Александр Щербань: Дело в том, что в закон у нас всегда закладывают двойное толкование – можно и так, и эдак. Из двух вариантов региональные власти выбирают почему-то худшее.

Ефим Шустерман: Законом предусматривается противоречащая всей логике муниципального развития возможность наделения статусом городского округа любых поселений, в том числе и сельских, не имеющих достаточного уровня урбанизации. Мы понимаем, что это такое.

У меня есть вопрос – исходя из вашего огромного опыта, политической подкованности и открытости души – можете представить себе ситуацию, когда губернатор однажды проснулся и решил, что ему мешает кто-то жить в Волжском или Котово, митинги проводят, против него высказываются. И вот он решает: а давай-ка я поменяю им статус и назначу нового человека. А этого – выгоню.

Александр Щербань: Большая вероятность, точно так же, как в Михайловке произошло. Помнишь, почему? Надо было избавиться от мэра Геннадия Кожевникова, после того как там очень плохо, на взгляд областного руководства, прошли выборы.

Ефим Шустерман: То есть, по этому пути может пойти и наше относительно новое должностное лицо, которое на этой неделе отмечает трехлетие назначения?

Александр Щербань: Да. И эти разговоры идут не первый год. Не хватало законодательной базы.

Ефим Шустерман: Было бы очень жалко потерять местное самоуправление, как институт самовыражения воли людей. Может, кто-то поймет, что нельзя трогать этот уровень власти. Это как раз та самая «шаговая доступность», о которой Президент неоднократно говорил.

Скажу еще, что ни на одной отчетно-выборной конференции Совета муниципальных образований региона я не слышал и не видел такой беспомощности. Поломали регламент, потому что на час опоздал губернатор, он должен был непременно выступить. Он таки выступил, говорил много и долго. Назвал кучу цифр, которые мы уже слышали в «программном» интервью. Когда обилие цифр в выступлении перевалило «за экватор», по залу пошел тихий стон, а там было 400 с лишним человек.

Меня поразили две фразы: «В конце нашего с вами выступления…» и еще одна: «Мы добились в показателях экономики по области таких цифр, которые были при Советском Союзе». Вот так сказал Андрей Иванович.

Я почему- то сразу вспомнил Тракторный завод – 10 000 тракторов ежегодно. Вспомнил и «Химпром». Вспомнил другие предприятия. Не ерничаю и не издеваюсь, но надо быть все-таки более аккуратным с цифрами.

«Вы расплачиваетесь за то, что ничего не делаете»

Тема коррупции стала одной из причин массового протеста, который прокатился по России во многих городах, и в Волгограде — в том числе. Левада-Центр сообщает, что у нас в стране отрицательно к взяткам относится абсолютное большинство. О том, что коррупции стало больше, считают более половины населения. И только 16% уверены в том, что можно полностью искоренить.

Коль мы затронули тему митингов, хочу сказать, что многие СМИ, даже наши областные, за исключением интернет-контента, умалчивали о событиях. Молчали и каналы. Я сейчас попрошу моего коллегу Андрея Серенко прокомментировать волгоградские митинги.

Андрей Серенко: Я был на этих митингах 26 марта и 2 апреля. Нерядовое событие, ведь в регионе с 2012 года ничего подобного не было. Люди, которые были на этой акции, не боялись, не реагировали на приказы полицейских, но вели себя достаточно деликатно. Последовавшие 2 апреля события показали, что протестная повестка стала предметной, да и качество протеста иное — дольщики, маршрутчики, жители Гумрака…

Ефим Шустерман: Кстати, по поводу Гумрака. Был там на встрече с жителями один «умный» человек, который сказал, что надо все эти события довести до губернатора. Это вызвало у меня смех – неужели не понимает, что все это известно?

Андрей Серенко: Думаю, что это событие давно уже доведено до Администрации Президента. У нас есть в регионе база для продолжения протеста. Возьмем ЮФО – социально-экономические условия в Калмыкии, Астраханской и Волгоградской областях примерно одинаковые. Но в Калмыкии митингов не было, даже не было заявок. В Астрахани митинги были малочисленные – не более 100-200 человек. А у нас 26 марта вышли порядка 1000 волгоградцев, а 2 апреля – более 600. Главная причина – нежелание чиновников разговаривать в людьми и заниматься внутренней политикой.

Ефим Шустерман: Причем, разговаривать с людьми не вслед, а упреждая события.

Андрей Серенко: Да, и это успешно делают в Калмыкии, умеют делать в Астрахани и совершенно не умеют делать у нас. Повестка Навального периферийная, на самом деле. Если ее вспоминают, то где-то сбоку.

Людей на самом деле волнуют местные проблемы. Наши областные власти оправдываются перед Москвой, что мы, мол, расплачиваемся митингами за этот фильм о Медведеве. На самом деле нет, вы расплачиваетесь за то, что вы ни фига ничего не делаете. Не в состоянии наладить диалог с людьми в регионе без всяких экивоков на этот фильм.

Ефим Шустерман: Итак, итоги голосования. По-прежнему доверяют губернатору Бочарову – 3%, не доверяют – 97%. Комментировать не буду, скажу лишь, что проголосовало порядка 500 человек, а выводы сделайте сами, кому надо это делать.

Вернусь еще раз к «программному» интервью губернатора. Коллеги, прошу вас, не делайте медвежью услугу Бочарову, не называйте обычное интервью, к тому же, смонтированное, «программным», потому что это не соответствует истине.

А если считать его действительно программным, то был там один хороший вопрос, который меня порадовал: «Андрей Иванович, вы назвали много цифр и планов, а вот рейтинги неважные».

И Андрей Иванович, ничтоже сумняшеся, кстати, его в некотором смысле это даже украшает, отвечает – а нечего за рейтингами гоняться, некогда будет работать. Может быть, и так. Но все-таки, прошу вас, возьмите ручку и запишите цифры по рейтинговым агентствам. Так вот посмотришь на эти цифры и кажется, что они все вредные и сговорились нашего губернатора обидеть.

Немного цифр

Итак, по инвестиционному потенциалу Волгоградская область занимает 63-е место, по рождаемости – 79-е. По мошенничеству с ОСАГО мы уверенно лидируем. По управленческой эффективности мы давно и прочно вошли в группу регионов с неблагоприятной динамикой, инвестиции в основной капитал снизились на 9,1%, по данным АСИ за год опустились с 63-й строчки на 75-ю. Экономическая динамика – в этом значении присутствует и индекс промпроизводства, и сельхозпроизводства, и инвестиции в основной капитал – так вот, у нас 60-я позиция из 85. В ЮФО хуже только Астраханская область, которая 71 месте. Занимаем последнее место по размеру дневного заработка среди городов-миллионников. В «карте безумия» прогрессируем – 38-е место. У нас 2764 больниц на 100000 человек, а общее количество больных уже более 70 000.

И еще несколько слов о наведении порядка, о котором Бочаров в рамках «программного» интервью тоже много говорит. Например, что и с величиной регионального долга тоже наводится порядок. Правда, почему-то не называет цифры. А я их назову: объем госдолга – 53,4 млрд. За год он увеличился на 11,7 %. Есть, конечно, куда еще падать.

Поймите, я сейчас это все сказал не для того, чтобы кого-то обидеть. Надо соотносить заявления, которые делаются, с реальным положением вещей.

Когда уважаемый губернатор говорит: «Одна страна — одна команда», и это он повторяет, как мантру, я все время хочу ему сказать: «Уважаемый Андрей Иванович! Это лозунг поддержки олимпийской команды России, она была инициирована Олимпийским комитетом еще в 2013 году!».

И хочу задать губернатору один вопрос – насколько же мы должны опуститься еще, чтобы понять, что мы одна команда? А главное, какое место в ней занимает наш уважаемый губернатор – он центральный форвард или защитник? Или, может быть, как-то подумать уже тому, кто на самом деле является главным тренером, что есть еще и скамейка запасных?

Oblvesti.ru

Написать комментарий

Комментарии (2)

Нажимая ссылку Отправить Вы подтверждаете своё согласие с Правилами форума

  • Виктор

    А что же будет делать АО «Корпорация развития Волгоградской области» возглавляемое замом губернатора Сергеем Кучерявенко, в которую со своим вкладом в виде земли и трёх зданий бывшей воинской части вошёл комитет по имуществу? Дублировать, конкурировать, или уйдёт в тень и обанкротится, и эта земля пойдёт с молотка за копейки?

  • Виктор

    Это я по поводу созданного регионального фонда развития промышленности